Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

8

Мария Петровна, моя книга? - проговорил вполголоса  Сафонов  и тотчас замолчал, вспомнив, что эту книгу он не присылал ей.

    - Да, я читала.

    Тогда он встал, вынул из  шкафа  свою  книгу  "Конструкция  самолетов", полистал и, чувствуя, что  лицо  его  начинает  жарко  гореть,  проговорил сконфуженно, с глупой готовностью:

    - Мария Петровна, я вам надпишу. Разрешите?..

    Неожиданно из книги выпал маленький листок, он  торопливо  поднял  его, ясно увидел свой портрет, вырезанный из газеты, и ошеломленно оглянулся на Марию Петровну, - она мешала ложечкой и очень быстро говорила:

    - Неплохая" книга... Прочитала с интересом. А это  из  "Правды",  Паша. Когда я увидела, я дала тебе телеграмму.

    Он так же поспешно, точно  скрывая  нечто  порочащее  его,  неприятное, спрятал листок в книгу и, охваченный стыдом и ненавистью  к  себе,  теперь отчетливо и хорошо вспомнил, что он действительно получил  телеграмму  два года назад среди кучи других поздравительных телеграмм  и  не  ответил  на нее, хотя ответил на другие.

    Сафонов неясно помнил, что написал на книге, но хорошо помнил, как  они прощались: он как-то стыдливо снял  свой  роскошный  плащ,  который  висел рядом с потертым пальто старой учительницы,  и  с  непроходящим  ощущением вины поклонился. Она зажгла в передней свет, вышла проводить.

    Он молчал. Мария Петровна, тоже помолчав, вдруг спросила робко:

    - Скажи, Паша, хоть капелька  моей  доли  есть  в  твоей  работе?  Хоть что-нибудь...

    - Мария Петровна, что вы говорите? - в замешательстве забормотал он.  - Если бы не вы!..

    Она посмотрела ему в глаза, сказала вздрагивающим голосом:

    - Ты думаешь, я не рада? Какой гость был у меня! Ты думаешь, я не скажу об этом завтра своим ученикам?.. Иди, Паша,  больших  успехов  тебе.  Будь счастлив...

    Они простились. Он быстро пошел по дорожке ночного сада. И не выдержал, оглянулся. Дверь передней была еще  распахнута,  и  в  темный  парк  падал желтый косяк  света.  Мария  Петровна  стояла  на  крыльце,  и  худенькая, неподвижная фигурка ее отчетливо чернела в проеме двери.

    Всю дорогу до Москвы Сафонов  не  мог  успокоиться,  переживал  чувство жгучего, невыносимого стыда. Он думал о Витьке  Снегиреве,  о  Шехтере,  о Самойлове - о всех, с кем долгие годы  учился  когда-то,  и  хотелось  ему достать их адреса, написать им гневные, уничтожающие письма. Но он не знал их адресов. Потом он хотел написать Марии Петровне  длинное  извинительное письмо, но с ужасом и отчаянием подумал, что не знает номера ее дома.

    На большой станции Сафонов, хмурый, взволнованный, вышел из вагона.  Он зашел на почту и, поколебавшись, дал телеграмму на  адрес  школы,  на  имя Марии Петровны. В телеграмме этой было два слова:

    "Простите нас".

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту