Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

6

Паша, ты приехал... не узнать. Ты в командировку, по делам?

    - Я проездом, Мария Петровна, - ответил он и не сказал, что отдыхал  на юге, о чем говорить было, наверно, легкомысленно и неудобно.

    - Мы сейчас с тобой чай... Подожди, подожди, мы сейчас  чай.  -  И  она встала и внезапно снова, как бы обессиленно, села, положив тонкие руки  на стол, неверяще улыбнулась. - Да, да, Паша... Совсем не ожидала.  Вот  Паша Сафонов...

    - Мария Петровна, чай не надо, - смущенно проговорил он. - Я только что поужинал...

    Пить чай ему не хотелось; хотелось ему только вот так сидеть за столом, смотреть на Марию Петровну, говорить,  спрашивать...  Но  Мария  Петровна, вроде не слушая его, взяла чайник, движения ее показались ему стесненными.

    - Я сейчас, Паша... Прости, что я называю тебя так. Ты ведь теперь...

    Она не договорила, вышла  на  кухню,  и  тут,  приходя  в  себя,  Павел Георгиевич вздохнул освобожденно, провел ладонью по  лбу,  огляделся.  Она была, как и до войны, одинока и жила в той же маленькой комнатке  с  одним окном в сад. Все было по-прежнему: стол, кровать, цветной коврик на стене, какая-то вышивка на тумбочке, широкий вместительный шкаф, набитый книгами; посреди стола - чернильница, стопка тетрадей, сбоку -  красный,  аккуратно отточенный карандаш. В этой комнатке он был лишь  один  раз.  Его  вызвала Мария Петровна и хмурилась, говорила  с  ним  строго:  кажется,  тогда  он сделал прыгающую чернильницу  и  поставил  ее  на  стол  преподавательнице немецкого языка. Сейчас Сафонов просто не поверил: пропасть времени лежала между прежним Пашкой и настоящим Павлом Георгиевичем, конструктором, вот в эту минуту не без смущения сидящим за этим столом.

    Вошла Мария Петровна с чайником, весело сказала:

    - Все готово! Ну, Паша, рассказывай о себе, что ты, как? А  впрочем,  я многое о тебе знаю. Из газет, статьи, книгу твою  читала.  Ты  женился?  - поспешно спросила она.

    - Да, Мария Петровна, - ответил Сафонов.

    Она подозрительно-ласково посмотрела на него.

    - Счастлив?

    - Как будто, Мария Петровна. У меня сын.

    Она, точно не расслышав, сейчас же сказала:

    - Ну хорошо! А как работа? Над чем работаешь?

    - Над новой конструкцией, Мария Петровна.

    - Ну и как? Удачно?

    - Пока не знаю. Знаете что, Мария Петровна, давайте говорить о прошлом, о школе...

    Мария Петровна покачала головой, проговорила задумчиво:

    - Я  хорошо  помню  ваш  класс.  Довоенный  класс.  Это  были  озорные, способные мальчишки. И хорошо помню твою дружбу с Витей Снегиревым.

    - А помните, Мария Петровна, как вы мне ставили "плохо" по  алгебре?  В седьмом классе, кажется...

    - Да. За то, что ты не делал домашних  заданий,  надеялся,  что  кривая вывезет. А математика прекрасно тебе давалась. Но ты был ленив.

    - Мария Петровна, а помните, я устроил систему шпаргалок?

    - Это то  изобретение,  когда  шпаргалка  двигалась  по  ниточке  между партами?

    - Да! - Павел Георгиевич засмеялся. -  А  прыгающая  чернильница?  Нет, сейчас бы я до такой штуки не додумался. Помню: сидел ночь, ломал  голову, высчитывал мощность пружинки, чтоб чернильница подпрыгнула  именно  в  тот момент, когда преподаватель макнет ручку.

    Мария Петровна прищурилась,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту