Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

1

    - Буран! - говорит Миша, поднимая голову от книги. -  Ишь  как  воет... Страшно сейчас в степи.

    Коля внимательно смотрит на Мишу, с минуту слушает, как воет  буран,  и вдруг начинает беспокоиться:

    - Как бы мамка не заблудилась...

    - А ты знаешь,  в  позапрошлую  зиму  тракторист  окоченел  до  смерти, заблудился... а в прошлую отец чуть совсем не замерз, - почему-то  шепотом говорит  Миша  и  делает  такое  лицо,  точно  сообщает    по    секрету    о необыкновенной тайне.

    Коля уже слышал эту  историю  несколько  раз,  но  ему  хочется  заново послушать.

    - Как же это? - удивленно спрашивает он и подвигается ближе к  Мише.  - Сказки бабушкины.

    Но глаза у Миши очень серьезные.

    - Не сказки, а очень просто. Поехал отец в бригаду: что-то с тракторами случилось. Темнища - жуть! Хуже, чем сейчас. Буран  так  и  метет,  так  и метет... Знаешь, как в степи? Я ездил раз в МТС, так знаю... А отец  ехал, ехал - и вдруг дороги нет, заблудился. Мы его  ждали,  ждали  целую  ночь. Мать говорит: "Ну, пропал отец!" И вдруг слышим - лошадь пришла.  Выбежали мы, а отец весь в снегу, прямо и лица не видно! Мамка чуть не плачет, а он говорит: "На войне не погиб, а здесь чуть..." Ноги, руки снегом оттирал  - белые все были...

    Опять хлопает калитка, гремит в трубе, в сенях, позванивают  стекла,  и мальчикам кажется, что  кто-то  огромный  колотит  озлобленно  по  стенам, топчется в тяжелых валенках под окном, и давит  на  стекла,  и  стонет  от нетерпения.

    И от этого хаоса звуков уши наполняются протяжным, тонким звоном.

    - Ветер, - выдыхает Коля. - Это ветер...

    Миша тихонько смеется:

    - Конечно, ветер! Давай книжку смотреть! Ты садись рядом, а?..

    Подумав, Коля садится вплотную к Мише, а тот сопит, с какой-то  опаской перелистывает страницы и украдкой из-за плеча оглядывается на черные окна. Коля, тоже озираясь на темные углы, поеживаясь, спрашивает негромко:

    - Ты почему так смотришь? Мерещится тебе?

    - Не-ет, что ты! Вот выдумал, - шепчет Миша, нагнув голову.

    В тишине листы книги, толстые, гладкие, гремят, как полотно  на  ветру. Минуту оба молчат. Потом Миша  напряженно  морщит  лоб  и,  глотая  слюну, говорит:

    - Как я домой теперь пойду? Мать, наверное, ищет...

    - Знаешь, давай чай пить,  -  предлагает  Коля  с  надеждой.  -  Чайник поставлю, у нас конфеты  шоколадные  есть.  "Белка"  называются".  Хочешь, Миша?

    - Да мне идти нужно. Я уроки еще не делал. А то  завтра  по  арифметике Марья Сергеевна ка-ак вызовет да ка-ак двойку поставит!..

    - Ну и иди. - Коля презрительно усмехается. - Боишься, достанется дома? А в школе хвастался, что тебя никогда не ругают! Врешь все!

    Миша сдвигает рыжеватые брови. Он колеблется.

    - Давай... подождем еще, - нерешительно соглашается он и снова украдкой косится на окна.

    Коле сразу становится веселее. Ему хочется рассказать сейчас то, о  чем он давно думал, и он заговорщицки говорит:

    - Ты знаешь... Вот если бы война... ты как, пошел бы в разведчики?

    - Не возьмут, -  вяло  отвечает  Миша.  -  Не  доросли,  скажут.  -  Он откладывает книгу и, некоторое время соображая, деловито насупливается.  - Может, взяли бы, только мать вот...

    - Ерунда какая! - возражает Коля. - А если бы  наша  страна  воевала  с фашистами? Нет, меня бы  мать  отпустила.  Как  отца.  -  Коля  пристально смотрит на стену, где в черной рамке висит портрет.  -  У  меня  отец  был артиллерист. Он дрался с  "тиграми",  танки  были  такие  у  немцев.  Отца ранило, а он все стрелял... Пять танков

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту