Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

92

на Никитина, сказал:

    - А ничего живем, славяне. Роскошный дом, пиво, музыка, и война  в  зад не кусает. Ах, хорошо, братцы! И вот что  скажу  я  вам,  господа  русские офицеры, заслужили мы божеский  отдых,  судьба  нас  приласкала  -  целыми остались, есть с чем в Россию вернуться. Главное - башка на плечах. Еще бы так месячишко отдохнуть и покантоваться, а потом - назад,  в  Смоленск,  к родным березам! Ах, хорошо, братцы! Меженин!  -  крикнул  он.  -  Давай-ка по-аристократически этот камин растопим! Дрова где-нибудь здесь есть?  Под музыку огонек  здорово  пойдет.  Жизнь  мы  заслужили,  братцы!  -  сказал Гранатуров  снова,  заваливая  голову  назад  и    постукивая    ногтями    в подлокотник под ритм музыки.

    - Музыка есть, а  танцев  не  получается.  -  Меженин  сгреб  всю  кучу рейхсмарок на конец стола подле Княжко и не без  огорчительной  досады  от полного проигрыша договорил натянутым голосом: - Ваши гроши, без  дураков. Законно выиграли, накатило вам. Что будете делать с ними?

    Княжко, не переменив  отсутствующего  выражения  лица,  взад  и  вперед раскачивался на стуле, рассеянно слушая музыку, глаза его смотрели в  одну точку перед собой; он ответил после молчания:

    - В камин. Растопите камин.

    - Не раскумекал, товарищ лейтенант.

    -  Так  вам    будет    спокойнее,    Меженин.    Попробуйте-ка    растопить рейхсмарками  камин,  -  повторил  Княжко  задумчиво.  -  Я  сжигаю    свое мифическое богатство. Выигранное у вас.

    - А-а, вон как вы решили. Чтоб, значит, дьявол не попутал? А  нам  что? Сожге-ем! Было бы приказано!

    С азартным согласием Меженин  примерил  расстояние  до  камина  и  стал незамедлительно швырять на его железную решетку  груды  рейхсмарок,  затем поднес огонек зажигалки к пухлому вороху купюр,  повел  огоньком  по  краю бумаг.  Купюры,  тронутые  пламенем,  неохотно  зашевелились,  с  шелестом загибаясь по углам, чернея, -  и  разом  вспыхнули  живым  костром,  снизу озарив весело-злое лицо Меженина.

    - Вот еще, - и Никитин  ногой  подбил  к  камину  мешок  с  оставшимися рейхсмарками. - Бросайте в огонь все.

    - А может, оставим на всякий случай? Как? - с надеждой спросил  Меженин и вприщур глянул на книжные  полки.  -  Вон  топлива-то  сколько,  на  год хватит, и еще останется.

    - Делайте, что говорят, сержант. Все деньги - в камин!

    - Эх и люблю же я вас, господа русские  офицеры,  -  сказал  Гранатуров размягченным тоном. - Люблю и уважаю вас, дьяволы... Братцы,  спокойненько и тихо послушаем пластиночку. Помолчим малость.

    Запахло в комнате дымком, теплым горьковатым пеплом, повеяло  по  ногам жаром огня, и  забегали  вихорьки  пламени  на  железной  решетке,  и  был домашний свет зеленого абажура над столом, и  золотисто  подсвечивались  и камином и лампой корешки книг на полках, и стояла тишина во всем  доме,  и шипела заигранная донельзя пластинка, и женский голос пел на чужом  языке, в котором звучали и горькая и счастливая влюбленность  в  поздние  сумерки после разлуки, и исступленное ожидание невозможной  встречи,  и  лейтенант Княжко, заметный узким мальчишеским лицом, легонько раскачивался вместе со стулом, и старший лейтенант Гранатуров полулежал в кресле, матово-смуглый, с косыми

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту