Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

6

Около носилок тлеет костер. На  обуглившихся  досках  лениво  ползают  и  гаснут фиолетовые огоньки. От Днепра несет осенним холодком. С косогора, из сырой рассветной мути, летят влажные листья. Они падают на огонь, шевелятся, как живые, и вспыхивают тихим желтым пламенем. На песке около костра стоит еще несколько носилок. Из землянок санитары выносят  раненых,  ждут  парома  с того берега. Днепр не виден  в  потемках,  но  когда  далеко  слева  слабо мерцает край неба, то можно отличить  черную  воду  от  берега.  Временами ветер сникает, становится тихо, и Лена слышит, как отрываются и  планируют с деревьев листья. Один лист упал ей на рукав. Лена осторожно снимает  его и держит на ладони. Лист пахнет землей и тревожным запахом поздней осени.

    "Какой легкий лист!" - думает она.

    - Они у нас в Воронеже лежали целыми кучами в саду, и как  хорошо  было по ним ходить... - говорит Лена, - они хрустят.

    - А ты раздави этот, -  ворочаясь,  без  улыбки  советует  он.  -  Тоже хрустнет.

    - Зачем, Володя? - обиженно отвечает она и сдувает лист с ладони. -  Не надо.

    Володя поеживается и вздрагивает.

    Лена задумчиво смотрит на его лицо.

    - Что, Володя? - спрашивает она.

    - Лена, - говорит он, - скоро паром?

    - Сейчас, Володя. И потом в медсанбат. Немного осталось потерпеть.

    - Лена, - повторяет Володя, - а ведь я... Ведь мы с тобой теперь...

    Он приподымается на носилках, вбирает в себя воздух.

    - Что? - спрашивает Лена. - Что ты хотел сказать? Ложись, ложись...

    - Ничего, - говорит он, стискивая зубы, и мучительно морщится не то  от боли, не то от каких-то воспоминаний...

    Лена поправляет его повязку и наклоняется к нему:

    - О чем ты думаешь?

    Володя не отвечает.

    - Странный! Какой ты странный, Володя! О чем ты думаешь? - Лена  гладит его шею и целует в подбородок... - Я верю, что мы еще увидимся...

    Володя лежит молча.

    - Ну, сестренка, - говорит кто-то над головой. -  Пусти-ка.  Дай-ка  мы его возьмем - паром не ждет!

    Рядом стоят два санитара. Они берут  носилки  и,  кряхтя,  несут  их  к парому в сопровождении Лены.

    - Погодите, ребята. - Володя встревоженно делает  усилие  приподняться, опираясь локтями, и голос его звучит сдавленным криком отчаяния:  -  Лена! Меня сейчас увезут... Я хотел сказать... не увижу я тебя больше! Жизни без тебя мне не будет, а не жалей ты меня, война ведь, Леночка, милая!..

    Она дальше ничего не может расслышать. Носилки грузят на паром, а  она, безмолвно кусая губы, медленно идет к костру,  и  в  ее  ушах  еще  звенит мальчишески отчаянный вскрик Володи,  пытавшегося  объяснить  то,  что  не поддается никакому объяснению.

    И вдруг Лене становится необыкновенно жарко, как тогда  в  овраге,  так жарко, что пересыхает в горле и невозможно дышать. Она обессиленно садится у костра и, охватив колени, пряча в них лицо, горько и беззвучно плачет.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту