Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

12

На, бей,  Сержик,  бей!  Чую,  виноват  перед  тобой!  Бей  морду,  я вытерплю... Не то терпел! Ну  что  смотришь  -  бей,  может,  легче  обоим станет.

    Сергей  с  удивлением  и  неприязнью  видел  тонкий,  решительный    рот Банникова, его сильную шею, открытую расстегнутым воротом, и  сбросил  его руку с колена, как бы не желая  понимать  этого  тоскливого  смысла  слов, которые отчетливо выговаривал Банников.

    - В чем дело? - спросил Сивошапка, вставая и загораживая своим  широким телом огонь "летучей мыши". - Это що за мордобитие?

    - Подожди! - властно остановил его Банников. - Наше дело - разобраться. Ваше дело - не вмешиваться! Сережка не мальчик! Это мужской разговор.  Так вот, Сержик. - Он опять с упорством сжал его колено. -  Так  вот,  Сержик. Из-за некой женщинки я однажды бросил все: институт, семью,  дочь,  -  все бросил к черту. И остался на бобах. Ясно или нет? Подробности нужны?

    - Убери руку, - сказал Сергей.

    - Ладно. - Банников встал, поспешно вынул папиросу, помял ее в  твердых пальцах, снова заговорил. - На Лидии Александровне я, конечно, не  женюсь, была игра. Об этом я и сказал ей сейчас. Говорю и тебе. И советую:  забудь все это, понял? На кой дьявол тебе ветреная  бабенка,  которая  не  знает, чего хочет! Пустит она твою жизнь под откос, ведь не любит  она  тебя,  не понимаешь разве?

    Банников, болезненно  кривясь,  стал  чиркать  зажигалкой,  прикуривая. Ветер с силой  сотрясал  крышу,  давил  на  брезентовые  стены  палатки  - скрипел, вибрировал натянутый, как  струна,  шест.  Сивошапка  и  Абашикян молчаливо и  мрачно  следили  за  выражением  неприятно  сморщенного  лица Банникова, за Сергеем, который лежал, отвернувшись к стене.

    А Сергея трясло мелкой дрожью, он сдерживал ее и никак не мог сдержать. Он, застонав, вскинулся, блестя темными  сухими  глазами,  быстро  сел  на топчан, сказал предупреждающе и зло:

    - Уйди отсюда... и замолчи! У меня кулаки чешутся на твою морду!  Ты-то с ней что сделал, тоже все рассчитал? Как она может такую сволочь любить?

    - Эх, Сережка, Сережка, - печально сказал Банников. - Ни  черта  ты  не понял!

    Тогда Абашикян, оскалясь даже, подошел к Банникову, толкнул его в плечо с несдерживаемой горячностью.

    - Выйди прогуляйся! Кто просил вмешиваться в чужую жизнь?

    - Выйди, выйди ко всем псам  бисовым!  -  крикнул  Сивошапка  и  ударил кулаком по столу так, что задребезжал, моргая, фонарь.

    Сергей лег на топчан, уткнувшись щекой в подушку, затих.

    А через месяц она уезжала из партии.

    В ветреную сентябрьскую ночь Сергей вез Лидию Александровну на станцию. Она попросила проводить ее. Не было видно ни крупа лошади,  ни  звезд,  ни деревьев, тайга по-осеннему текуче  шумела.  Они  сидели  на  телеге,  оба накрывшись одним брезентом: сухие листья - первые предвестники  холодов  - летели из тьмы, ударялись, скреблись в брезент, сильно дуло по ногам, и от этого было еще неуютнее,  холоднее,  тревожнее.  Лида  молчала.  Молчал  и Сергей в запутанном  чувстве  любви,  жалости  к  ней,  жестокой  обиды  и горького непонимания. Почему она попросила его проводить ее  и  почему  он согласился - он не знал, не мог объяснить этого самому себе.

    Потом так же молча они

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту