Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

11

и сильный удар оглушил того, сбил с ног в траву. В ту  же  минуту Банников вскочил и, потирая подбородок, выговорил отрывисто:

    - За что? За что? А?

    Но Сергей, не обращая на него внимания,  стоял  возле  Лиды  и  говорил возбуждено, хрипло:

    - Давно бы  мне  сказали,  я  бы  ему  раньше  морду  набил!  Давно  бы сказали!..

    А Лида, будто захлебнувшись, в бессилии опустилась  на  землю,  закрыла лицо, повторяя со слезами шепотом:

    - И меня! И меня!

    - Уйди, Сержик, уйди, - неуверенно сказал  Банников.  -  Слышишь,  уйди сейчас.

    Сергей, как слепой, пошел к лошади, но тотчас остановился и,  усмехаясь скованными губами, добавил ожесточенно:

    - А ты, сволочь, на глаза не попадайся!..

    В эту же ночь Сергей, пробродив несколько часов вокруг лагеря,  озябший весь, вошел в палатку; не раздеваясь, сел на свой топчан, долго смотрел на огонь "летучей мыши" - ночные  мотыльки,  треща  крыльями  по  проволочной сетке, вились вокруг фонаря, падали на стол, сквозь тугие удары ветра было слышно, как одиноко тыркал сверчок  в  полутьме  палатки.  В  колыхающееся слюдяное окошко просачивался каленый лунный свет, лежал полоской на земле, мешался с желтым дремотным огнем "летучей мыши".

    Абашикян и Сивошапка не спали, сидели за  столом,  перебирая  породу  в лотке. Банникова не было.

    - Ты что? - спросил Сивошапка  с  усталой  сипотцой  в  голосе.  -  Где пропадал?

    - Это мое дело, - ответил Сергей.

    - Банников где? - спросил Сивошапка, сдвигая брови. - С тобой был?

    Молча Сергей повалился на спину и так, лежа, не мигая, следил за тенями на потолке. Эти тени то поднимались, то опускались под брезентовой крышей, брезент звенел от ветра, несущегося с гор. Зябко кричали птицы в тайге, их крики рваными отголосками  бросало  над  палаткой,  и  почему-то  казалось Сергею: по брезенту жестко бились, шуршали их крылья, точно в беспокойстве слетались они с гор на тусклый огонек "летучей мыши", мелькавшей в  оконце среди пустоты ночи. И, как сквозь дремоту, чудился ему в этом  гуле  тайги захлебнувшийся жалкий голос Лиды: "И меня! И меня!.."

    - Эх, какую  несерьезность  своротил!  -  проворчал  Абашикян,  отложил кусочки породы на лоток и лупой почесал переносицу. - Зачем сюда  приехал, Сергей? Нефть искать или ерундой  заниматься?  Где  Банников?  Свалится  в пропасть, кто ответит? Советский геолог называется... Ишак  высшей  марки! Теперь искать надо.

    Он резким движением подтянул гирю ходиков, говоря раздраженно:

    - Забот не хватает! - и спросил: - Где видел Банникова?

    А Сергей все неподвижно  глядел  в  потолок,  вытянувшись  на  топчане, худой, мальчишески бледный, затем сказал через силу:

    - Не знаю... А если искать, то ищите возле пятого шурфа.  Я  никуда  не пойду.

    - Меня, что ли? - раздался громкий голое, и в палатку шагнул Банников в распахнутой куртке, скулы докрасна накалены ветром, светлые глаза тоскливо смеялись, освещенные "летучей  мышью".  -  Действительно  искать  меня  не стоит, сам найдусь! - сказал он и повернулся к топчану Сергея, по-прежнему смеясь одними глазами.

    Он снял кепку, швырнул ее в угол, присел  на  топчан  к  ногам  Сергея, крепко сжал рукой ему колено. Сказал низким незнакомым голосом:

    -

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту