Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

7

над синими горами, с оглушительным криком грачей в мокрых ветвях, со звенящей капелью, ударявшей о влажное дерево крылец, с  желтыми от прошлогодних листьев ручьями,  бормочущими  в  тайге.  Весна  сменилась летом;  теплые  закаты  нехотя  угасали  за  тайгой,  светясь  в  реке,  и отражались золотистым блеском в стеклах Лидиной избы, которая была  теперь пустой.

    Целые дни геологическая партия пропадала в горах, и по вечерам  Сергей, устав за день до изнеможения, мог подолгу, часами лежать в траве,  глядеть на озеро, на багрово разбрызганный костер солнца в воде, на первые  звезды в высокой  прозелени  вечереющего  неба.  Над  озером,  купаясь  в  легком туманце, летали, пронзительно крича, чибисы, спрашивали: "Чьи? Чьи?"

    И тогда Сергею хотелось раскинуть руки, прижаться грудью к  еще  теплой земле, засмеяться, сказать тихо: "Свои, свои..." И,  жадно  радуясь  этому вечеру, закату, этим чибисам, разглядывал каждую травинку, каждый  камешек на земле, ища во всем счастливый смысл.

    Ему даже приятно было ощущать, как горели мозоли на  его  ладонях,  как ныли плечи после работы, и, зажмуриваясь, он  почему-то  представлял:  вот Лида потянулась к нему, попросила с виноватой улыбкой: "Ну поцелуй меня".

    В один жаркий воскресный полдень Сергей лежал  в  палатке  и,  бездумно улыбаясь, смотрел  на  тонкий  и  желтый,  как  соломинка,  лучик  солнца, проникавший в щель.  Было  душно.  От  нагретого  брезента  несло  горячим воздухом.

    Сивошапка, взяв у Банникова зеркальце и пристроив его на своем топчане, неуклюже вертелся перед  ним,  щупая,  одергивая  новенькие  жгуче-зеленые бриджи, купленные недавно в сельпо, и ворчал, и брюзжал:

    - Бес знает що... Мнутся як  лошади...  Материал  выпускают!  Тоже  мне материал!

    Абашикян, копаясь отверткой в испортившихся ходиках,  рукавом  промокая на лбу пот, сказал строго:

    - Зачем форсишь! Перед кем? Медведей пугать! Жених!

    Сергей рассмеялся. Сивошапка схватился рукой за подбородок, присел  при этом, нацелясь одним глазом на зеркальце, заметил с неудовольствием:

    - Яка така мода? О щоб тоби оглоблей почесало с такой модой!

    - Ты вот что, - не без ленивого безразличия сказал Банников  со  своего топчана. - Почини старые штаны, а бриджи подари Сережке. Он у нас жених... Верно, Сережка?

    Узкий  солнечный  луч  упал  Банникову  на  лицо,  его  веки    прикрыли остро-насмешливый блеск, тонкие губы сжались,  и  Сергею  показалось,  что Банников в эту минуту думал о том, чего не понимали другие, но понимал он, Сергей.

    - Долдонишь, як теща  о...  о...  -  Сивошапка  не  договорил,  кряхтя, опустился на топчан, озверело начал стягивать бриджи. - Да  ты  кумекаешь, що цэ такэ любовь? А?

    - Знаю, - ответил Банников, с наслаждением вытягиваясь  всем  телом.  - Знаю одно: любви нет в моем возрасте.

    - Що такое-е? Интеллихент ты!

    - Вот именно, - спокойно сказал Банников.  -  Любви  нет.  Есть  выбор, сугубо материальный выбор подруги  жизни  -  и  точка.  Любовь  существует только в возрасте до двадцати лет. А потом...  ну,  скажем,  так:  вот  ты женился бы, если бы встретил дивчину  красивую,  с  хорошей  фигуркой,  но неумную? Нет, браток. А если бы она была некрасива, но  умна,  очень

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту