Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

6

стоял внизу, смотрел на нее  и  ждал.  Лида  протянула  ему  руку,  проговорила: "Павел..." Он тоже протянул руку и что-то ответил негромко, смеясь.

    - Эх вы-ы!  -  неожиданно  презрительно  сказала  Лида  и  взбежала  по ступеням.

    Банников пожал плечами, надевая рукавицы, потоптался на лыжах, вроде бы проверяя прочность креплений, и заскользил по улице  сильным,  размашистым шагом прочь от дома. Лида  некоторое  время  ждала  на  крыльце,  потом  с отчаянным лицом присела на заиндевевшие ступени,  сгорбилась  вся,  словно плакала беззвучно. Сергею стало трудно дышать. Он шагнул от забора.

    - Лидия Александровна...

    - Что? Кто это? - вскрикнула Лида, быстро вставая со ступенек.

    - Это я...

    - А, Сережа, - со странным  облегчением  произнесла  Лида  и  рассеянно спросила: - Ну а ты... ты что?

    Он стоял не двигаясь в тени дома, в четырех шагах от нее.

    - Я просто вышел, жарко в избе, не уснешь, - смущенно солгал Сергей.  - Вышел вот... луна...

    - А! Да, да...

    Он поднялся  на  крыльцо,  нерешительно  замялся.  Она,  с  напряженным выражением прикусив губу, упираясь спиной в дверь, смотрела как бы  сквозь Сергея, не видя его, а он, чувствуя от этого озноб  и  горячую  пустоту  в груди - в этой пустоте глухо ударяло сердце, - робко спросил:

    - Вы устали, наверно?

    - Сережа, бедненький... - грустно проговорила  Лида  и  придвинулась  к нему. - Ты бедненький, да? И я бедненькая... Оба мы бедненькие, правда?

    - Что вы? О чем говорите? - прошептал Сергей и уставился себе под ноги. - Я не сержусь на вас. Честное слово.

    - Ой, Сережа, какой же ты мальчик! -  Она  провела  варежкой  по  груди Сергея, сказала странно и доверительно: - Сережа, милый ты какой...

    Он, будто оглохнув, краснея, уже слышал ее смутно и не мог  найти,  что ответить ей.

    Тогда она легонько коснулась подбородка  Сергея,  подняла  его  голову, глядя ему в лицо вопросительно-внимательным взглядом.

    - Ты меня любишь, Сережа?

    Она так прямо, откровенно спросила это, что он ощутил:  и  ее  лицо,  и луна над деревней, и снежные ели - все сдвинулось,  поплыло  перед  ним  в пелене. Он задохнулся и, полуотворачиваясь, прошептал:

    - Не знаю...

    - Сере-ежа-а... - виновато и протяжно сказала она. - Что же мне делать?

    И эти слова больно и остро задели Сергея  своим  горьким,  определенным смыслом. Он молчал.

    Она договорила с горечью:

    - Нет, Сережа, не меня ты любишь. Ты первую любовь свою любишь. Меня не за что любить.

    И опять взглянула из-под лохматых от инея ресниц и чуть улыбнулась, как прежде, - улыбались только края губ.

    - Поцелуй меня... Ну? Я разрешаю. - И потянулась к нему.

    Он стоял неподвижно, ошеломленный.

    - Не хочешь? - спросила она. - Я знаю, что я дрянь. Правда?

    Он совсем близко увидел ее брови, губы - у Лиды откинулась голова  -  и заговорил хрипло, решительно, сопротивляясь тому, что она говорила:

    - Нет, вы хорошая, вы хорошая...

    - Сережа, - перебила она. - Я уезжаю на пятый шурф.

    - Зачем? - не понимая, прошептал он. - Так далеко? Зачем?

    - Так уж надо, - закивала она и погладила его рукав. - Спокойной  ночи, Сережа.

    Бураны с сугробами до крыш сменились спорой, ярой весной с ослепительно косматым солнцем

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту