Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

5

на цветной занавеси,  задернутой  над  дверью  в  ее комнатку. Там было тихо. Выйдя навстречу, высокая и широкоплечая  хозяйка, вытирая передником распаренное лицо, спросила Сергея:

    - Ты чего это, молодец, как жених стоишь? Или,  думаешь,  синица  ждать будет, пока  ее  ладонью  прихлопнешь?  Нету  Лидии  Александровны,  ушла. Нету...

    - Как ушла? - растерянно выговорил Сергей. - Куда?

    - Сначала все по комнате шагала, ходила. А пришел этот... Банников.  Ну она шибко ругалась с ним, а потом смеялась, чисто  колокольчик.  На  лыжах пошли. Эх, парень, чего ты?..

    Сергей, ни слова не сказав, повернулся, с какой-то робостью вышагнул из избы, медленно  сошел  с  крыльца.  Две  свежие  лыжни  уходили  от  избы, виднелись рядом, вдоль дороги, терялись в синеющей глубине улицы;  там  на окраине визгливо лаяли собаки.

    Вдыхая режущий горло ледяной воздух, Сергей крепко потер  грудь  и  без цели пошел по дороге. "Не стала ждать. Тогда  зачем  же  она  обманула?  - спрашивал он себя с тоскливым недоумением. - Как же так?"

    За крайними домами, под обрывом, неподвижно стыло в декабрьском  морозе занесенное буграми  снега  русло  реки,  и  везде  было  щемяще  пустынно, освещено высоким и холодным месяцем, чернели,  густо  дымясь,  проруби  на синем льду.

    "Ушли в Косую падь! - подумал Сергей, все еще не понимая.  -  Но  зачем же? Как же это так?"

    Когда он вернулся, в избе все спали.  Он  закрыл  дверь,  сел  на  свою кровать.

    - Ты, Сережка? - послышался из темноты хриплый от сна голос  Сивошапки. - Що рано? - И в его голосе прозвучала вкрадчивая мягкость.

    Сергей не ответил, хмуро разделся и лег.

    Он долго лежал  на  спине  с  открытыми  глазами,  глядя  на  фиолетово мерцающий квадрат мерзлого окна. Было горько... Он чувствовал, как  давило в горле. А в тишине избы старые  ходики  Абашикяна  настойчиво  спрашивали кого-то: "Так ли все? Так?" И впервые  показалось  Сергею,  что  он  понял Абашикяна: в тайге, в зимнем одиночестве, когда рядом над  головой  тикают часы, они кажутся живым существом и, может быть, другом, поселившимся  под одной крышей.

    Ему было душно. Он не мог  уснуть.  Он  ворочался,  колотя  кулаком  по смятой подушке.

    Глубокой  ночью  оделся  и  вышел.  Он  постоял    немного,    ссутулясь, охваченный  холодом,  и  зашагал  по  сверкающей  лунной    дороге,    черно располосованной длинными  тенями  спящих  изб.  Было  мертвенно-безмолвно, стены домов светились мохнатой изморозью. И не слышно было  лая  собак  во всей деревне.

    Вдруг на околице громко и ясно прозвучал голос, как выстрел в тишине, и смолк. Сергей остановился, прислонясь к  забору,  в  тени.  Из-за  крайних домиков на пусто синеющую дорогу вышли две фигуры,  отчетливо  высвеченные луной, виден был пар дыхания, отрывавшийся из-за их плеч.

    - Все же было здорово, правда, Банников? - донесся  с  дороги  голос  и смех Лиды. - Я люблю... ночью ходить на лыжах!

    - Почему ночью? - спросил Банников.

    Они приблизились к ее крыльцу.

    Сергей видел, как Лида устало начала снимать лыжи, и сейчас же Банников наклонился к ее ногам,  стал  помогать  ей.  Она  выпрямилась,  стеклянным голосом сказала: "Спасибо" - и взошла на ступеньку крыльца. Банников

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту