Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

1

    - Где вона тут? - начальственно кричал он.

    Как  всегда,  пепельница  стояла    под    койкой    Абашикяна,    заядлого курильщика, но гот, молча повернувшись к стене, начинал  осторожно  дышать носом - делал вид, что спит.

    Звучно шлепая босыми ногами, Сивошапка подходил к  койке  Абашикяна  и, сердито кряхтя, выуживал из-под нее бутылку и при этом ворчал:

    - Порядка нема, дручки стоеросовые... А  может,  у  меня  мыслей  гора, треба думати...

    С  задумчивым  видом  он  свертывал  умопомрачительной  длины  цигарку, закуривал, лениво цедил сквозь ноздри дым,  рассеянно  стряхивал  пепел  с этой непомерной  самокрутки,  стараясь  попасть  в  горлышко  бутылки.  По вечерам он лежал и думал. Его грустно-мечтательные карие глаза становились то  теплыми  и  нежными,  будто  в  них  попадало  украинское  солнце,  то золотистыми, будто в них отражались желтые подсолнухи, полуденно обогретые нездешним зноем.

    - Ну, Сивошапка или  с  жинкой  обнимается,  или  галушки  наминает,  - полушутливо говорил тогда Банников, не обращаясь ни к кому в  отдельности, и подмигивал.

    Это был сильный, с атлетическим торсом парень лет тридцати, со светлыми насмешливыми глазами и тонким волевым ртом. На его тумбочке  стоял  флакон тройного одеколона,  лежала  щеточка  для  волос,  над  кроватью  блестело круглое изящное зеркальце, которое он возил с собой. "Скажи пожалуйста!" - фыркая в нос, поражался аскетически настроенный Абашикян, каждый раз видя, как по утрам, после бритья,  умывался  одеколоном  чистоплотный  Банников. Однако он и все остальные относились к Банникову с нескрываемым уважением: по опыту своему  это  был  незаменимый  человек  в  геологической  партии. Говорили, что он когда-то учился в институте, но не кончил его и  вот  уже несколько лет простым рабочим бродил с разными геологическими партиями  по Сибири в поисках удачи.

    Партия рабочих зимовала в таежной деревушке,  и  в  непогожие  дни  эти мучающиеся бездельем здоровые парни с утра валялись на койках, слушая  рев пурги за окнами, тонкий  писк  ветра  в  щелях  ставен;  иногда  лениво  и безвкусно пили спирт, коротая скуку декабрьских вечеров.

    Но раз в солнечное морозное утро в эту накуренную избу словно  ворвался апрельский сквозняк: быстро вошла и остановилась на  пороге  техник-геолог Лида Винокурова. Она была в  короткой  заячьей  дохе,  поднятый  воротник, покрытый плотным инеем, холодно сверкал. Улыбаясь, она  откинула  воротник от губ, зубами стянула варежки, подышала на озябшие пальцы  и  внимательно огляделась. Все тотчас с интересом подняли головы. Сережа Неустроев, самый молодой из рабочих, густо  покраснел.  Банников  даже  свистнул,  подтянул голенища своих новых бурок, спросил с усмешкой:

    - Чем обязаны вашему посещению? М-м?

    - О мальчики милые! - удивленно воскликнула она. - Как у вас накурено и грязно! Споткнуться можно! Просто безобразие!

    Заросшие щетиной  "мальчики"  переглянулись.  Абашикян  с  оскорбленным видом приподнялся, пощупал гирю ходиков и снова лег.

    - Очень остроумно, - сказал он.

    - Это как же понимать? В каком это смысле, Лидочка? - недобрым,  однако игривым голосом спросил Банников, поудобнее устраиваясь на койке.

    Она, сунув руки в

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту