Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

86

выговорили отрывисто:

    - Если вы,  старший  лейтенант,  не  попросите  извинения  за  всю  эту гнусность, я вас пристрелю как подлеца!

    - Убери пистолет, Андрей, слышишь? Спрячь пистолет, слышишь? - повторял хрипло Никитин и с гневом обернулся к Гранатурову: - Попросите  извинения, комбат! Слышите?

    - Пошутил я, говорят! Не понял? - крикнул Гранатуров задушенно. - Шуток не понимаешь?

    - Шутки глупца! - выговорил Княжко отчетливо и непримиримо,  отстранясь от Никитина,  обмякшим  жестом  вбросил  пистолет  в  хрустнувшую  кобуру, зачем-то провел пальцами по волосам и вышел в траншею быстрыми шагами.

    Безмолвие стояло в блиндаже. Пожилой сержант Зыкин мрачно насупливался, крутил и не мог скрутить на коленях  цигарку;  Меженин,  не  шелохнувшись, ничем не выказав ни удивления, ни страха в момент  стычки  офицеров,  был, казалось, раздосадованно углублен в изучение сивушной лужи,  растекающейся по доскам из опрокинутой бутылки,  принюхиваясь,  заглядывал  в  раскрытые банки консервов. Гранатуров, сидя на нарах, шумно дышал,  вытирал  платком забрызганное лицо, и Никитин с неожиданной ненавистью к его косым  бачкам, к его бревнообразной шее, свистящему дыханию спросил зло:

    - Зачем вы здесь врали, комбат, как сивый мерин? Что вас дернуло ерунду молоть?

    - С ума сошел!.. Вот  психованный...  -  выдохнул  Гранатуров,  глотком проталкивая не то смех,  не  то  всхлип  в  горле.  -  Щенок  сумасшедший, скажи!..

    - Так бы и  погибли  смертью  храбрых,  товарищ  старший  лейтенант,  - заметил как бы между прочим Меженин и поковырял в банке консервов.  -  Вот жаль, водку напрасно потратили.

    - Что вам нужно было от Княжко, комбат? Зачем врать? -  Никитин  дернул со стола намокшую фотокарточку. - Здесь нет никакой надписи.  Значит,  вам ее никто не дарил!

    - Не ваше дело, не в  свои  дела  лезете!  -  разозлился  Гранатуров  и выхватил из рук Никитина фотокарточку. - Лейтенант Княжко в этих  делах  - ясно кто? Как собака на сене, ни себе, ни другим. Заморочил голову бабе  - и ни хрена. Ладно! Из-за бабы лезть в бутылку не хочу, разыграл я его  или не разыграл - это уж тайна, покрытая мраком! - Гранатуров, потянув  воздух ноздрями, сильными поворотами  пальцев  разорвал  фотокарточку  на  мелкие кусочки и ударил ими о стол. -  Нежные  вы  у  меня  интеллигенты!  Ох  уж святые, дальше некуда!

    ...То, что произошло или могло непоправимо произойти  между  командиром первого взвода и командиром  батареи,  открыло  Никитину  многое,  но  эта вежливая жесткость Княжко в обращении с Галей на глазах Гранатурова  и  ее терпеливое непротивление  его  официальному  твердому  безразличию  больше всего поражали своей противоестественной  неопределенностью  и  тем,  чего Никитин еще не в состоянии был всецело понять.

    - Нет, товарищ старший лейтенант, - повторил Княжко  голосом  знакомого упорства. - Провожать младшего лейтенанта медицинской службы Аксенову  вам не стоит. Я был бы рад, если бы вы посидели с нами.

    - Господи боже мой, о чем вы говорите? - со смехом воскликнула Галя.  - Это имеет какое-то значение?

    - Мушкетеры у меня в батарее, мушкетеры! Атос, Портос и... как там еще? Хватит мне приказы-то отдавать, удивляете вы меня! - захохотал

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту