Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

85

братцы, не поверите, скажете - травлю...

    - А вы за нервы не  тяните,  товарищ  старший  лейтенант!  -  поторопил Меженин. - Сами в тылу бывали! Небось оторвались?

    - Ну так вот, братцы, что  произошло,  -  наконец  как  бы  принужденно решился  Гранатуров.  -  Медсанбат  в  немецком  городочке    стоял,    тыл, аккуратненько, в палатах электричество, тепло, чистые простыни, жратва  по режиму, даже трофейное повидло давали и кофе - живем как в сказке,  и  нет тебе передовой! А контузия у меня - чихнуть дороже, ходячий - просто отдых на курорте. И познакомился я, братцы, в медсанбате  с  одной  женщинкой  - фигурка, грудки, ножки, задумчивые глазки, скажу вам, как небесный  ангел, а по внешности - царица Тамара. Как положено - градусник по утрам: "как вы себя чувствуете", "принести ли вам книжечку почитать", тити-мити, то,  се, пятое,  десятое,  разговоры  и  всякое  прочее.  В  общем  -  дело,  вижу, закрутилось. Потом пошел я однажды после  дежурства,  вечерком,  провожать ее, она у немцев на квартире  жила.  Пришли.  Отдельная  комнатка,  ковер, шторы, кровать широкая, тишина, немцы-хозяева нигде не шуршат,  не  слышно их. Все чистенькое, светло и уют. "Сядьте", - говорит. Сел, смотрю на нее, соображаю. А она разом идет к буфету, и тут оказалось, что выпить нашлось, спирт медицинский. Я выпил,  а  она  не  пьет,  сидит  на  меня  задумчиво смотрит. Ну, думаю, ясна обстановка,  и,  значит,  без  всякой  подготовки перешел в атаку по всем правилам. Конечно, шепот, слова -  "нет,  нет,  не надо, оставьте меня, уберите прочь руки", -  вся  побледнела,  даже  зубки стучат, а сама к кровати меня тянет и пуговки на  себе  расстегивает...  А когда легли и я свет потушил, такое, братцы,  началось  -  тысяча  и  одна ночь. Декамерон! Не приходилось читать такую книжку, сержант?..

    -  Быстро  очень  получилось  у  вас,  товарищ  старший  лейтенант,    - перебивая, усомнился Меженин. - Больно по-книжному выходит. Сопротивляются они долго, а после уж и силу уважают. А у вас - сразу...

    - Чушь! Просто заливаете, комбат, - не поверил Никитин, испытывая вдруг болезненное  сопротивление.  -  Признайтесь,  сочинили    эту    историю    в медсанбате. От нечего делать.

    - Вру?  -  дико  оскалив  зубы,  спросил  Гранатуров.  -  Значит,  вру? Пожалуйста. Вот фото на память подарила!

    И, упираясь в  безучастного  к  разговору  Княжко  азартно  полыхнувшим взглядом, вынул из кармана гимнастерки фотокарточку и кинул ее на середину стола.

    - Теперь как?

    В ту же секунду лейтенант Княжко,  мертвенно  бледнея,  встал  резко  и гибко, жестко скрипнув в тишине натянутой на груди портупеей, и в тот миг, когда правая рука его с неумолимой сумасшедшей быстротой упала  на  бедро, вырвав "ТТ" из тесной кожи кобуры, и, когда по-слоновьи заорал Гранатуров: "Ты что? Ты  что?  Спрячь  пистолет,  говорю!  Брось!..",  Никитина  будто метнула к Княжко инстинктивная  сила  порхнувшей  над  головой  опасности, металлический запах беды; качнулся стол от суматошного  толчка  обеих  рук Гранатурова, зазвенело разбитое стекло,  брызнуло  что-то  по  доскам  меж консервных банок, и Никитин четко  увидел  совершенно  белое,  отрешенное, мальчишеское лицо Княжко, его меловые губы

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту