Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

84

Одна? Ночью? В немецком городе? -  Гранатуров  с  грохотом отодвинул стул, возвысился над столом огромным своим телом.  -  Я  отменяю свое решение, Галочка! Я готов...

    - Нет, - сказал Княжко ледяным тоном. - В городе патрули,  и  опасаться совершенно нечего, товарищ старший лейтенант.

    - Разумеется, - кивнула Галя и засмеялась напряженно  тихим  неприятным смехом...

    Никто в батарее толком не  знал  о  тайных  взаимоотношениях  командира первого взвода лейтенанта Княжко и медсанбатского врача  Аксеновой,  никто не видел, где,  в  каких  обстоятельствах  и  когда  встречаются  они  вне батареи, но все сначала догадывались, а позднее убедились, что  знакомство это произошло полгода назад уже на границе Пруссии -  десять  дней  Княжко лечился в тылах артполка после того, как открылось у него пулевое  ранение в ноге. Он вернулся, по-видимому,  раньше  срока,  похудевший,  замкнутый, ходил, еще сильно прихрамывая, и странно было видеть строгую сухость его и сдерживаемое недовольство, когда изредка возле орудий на марше начавшегося наступления притормаживала санитарная машина, отмеченная красным  крестом, и медсанбатский врач, тонкобровая,  вся  хрупко-узенькая,  темноглазая,  с воронено-черными на белых щеках волосами,  видневшимися  из-под  маленькой пилотки, не улыбаясь, подходила к орудиям первого взвода, некоторое  время шла рядом с Княжко, помогающим себе  при  ходьбе  палочкой.  Она  серьезно задавала ему какие-то вопросы, имеющие, вероятно, отношение к его  раненой ноге, а он едва отвечал ей, неприветливый, вежливо-официальный, и казалось тогда: нетерпеливо  ждал  одного  -  чтобы  она  поскорее  уехала.  И  она задерживалась в батарее ненадолго, а потом Княжко ни словом не вспоминал о ее приезде, хмурясь под любопытствующими взглядами солдат, которые,  боясь его спокойного гнева, вслух не говорили  ничего.  Раз  Гранатуров,  будучи свидетелем этой дорожной встречи, сказал,  ревниво  и  бурно  веселясь,  в отсутствие Княжко, что по ясной  очевидности  лейтенант  наш  неисправимый девственник или баб боится, а миленькая  помощница  смерти  не  по  адресу ездит, "понапрасну ножки бьет".

    - Так вы сами подбейте к ней клинья, бабочка как  полагается,  все  при ней, товарищ старший лейтенант, - подрагивая ресницами,  дал  многоопытный совет Меженин. - Грех теряться, когда рядом такой экземпляр ходит! Бог  не велит. А добро пропадает.

    И случилось так, что под крепостью Шпандау Гранатуров попал в медсанбат артполка по довольно легкой контузии - при обстреле  привалило  землей  на НП. Он появился на батарее спустя неделю,  громогласно-шумный,  еще  более расширившийся на тыловых харчах, привез  с  собой  консервы,  три  бутылки водки, раздобытые у знакомых армейских  разведчиков,  сразу  же  собрал  в своем блиндаже офицеров батареи и сержантов, устроил "обмытие  возвращения блудного сына на родину",  жгуче,  с  загадочной  значительностью  поводил чернотой зрачков но лицам офицеров, по лицу  непьющего  Княжко,  и,  когда Меженин не без подзадоривания попросил его рассказать насчет "чего  такого прочего в медсанбатских тылах", Гранатуров  как-то  по-шальному  развесело глянул на офицеров и тотчас, притворно скромничая, забасил:

    - Неудобно,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту