Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

83

медленный глубокий голос, подумал, что она говорила это не ему, не  Гранатурову,  не Меженину, а лейтенанту Княжко, что она, вероятно, готова была  сидеть  вот так в одной комнате с ним, если бы даже он в течение всего вечера ни  разу не обратился к ней, - или это только воображалось ему?..

    - После войны  замуж  выйдете,  еще  такой  роскошный  уют  заведете  - закачаешься! - подмигнул Гранатуров. - Хотел бы я  к  вам  тогда  заехать, посмотреть на вас.

    - Да?

    - Не прогнали бы? Одним глазом посмотреть...

    - Долго придется ждать. Очень долго, товарищ старший лейтенант.

    - Почему  долго?  У  вас  и  тут,  Галочка,  поклонников  -  штабелями. Мизинчиком стоит пошевелить - и к ногам вашим по-пластунски поползут.

    Она усмехнулась, рассеянно полистала книгу на коленях.

    - Я разборчивая невеста, Гранатуров. Вы никак не можете  поверить,  что есть и такие ненормальные бабы.

    - Ох, Галочка, мужчины тоже под ногами не валяются!

    - Я с трудом терплю мужчин. Уж очень они мне надоели за войну.

    - Кого же вы любите? Женщин? За женщин замуж не выходят. Запрещено!

    - А какое кому дело, кого я  люблю  и  выйду  ли  я  замуж?  Боже,  как интересно! Вам это очень нужно знать?

    - Какая милая пустопорожняя болтовня! - проговорил Княжко,  как  бы  по вялой инерции раскрывая сданные  Межениным  карты,  но  губы  его  властно подсеклись, что бывало  заметно  в  приступе  сдерживаемой  злости,  и  он договорил: - Лучше скажите, товарищ комбат, что нового в штабе  полка?  До медсанбата, по-моему, доходит больше слухов, чем до огневиков.

    - Нового? - Гранатуров правой рукой откупорил пивную бутылку,  позвенел бокалом о горлышко, чокаясь с бутылкой. - Галочка,  за  вас!  Что  нового? Пока полное спокойствие, други мои. Бои на западе. Да еще мелочь и  ерунда - какие-то группки разбитых под Берлином частей в  лесах  кое-где  бродят. Как видно, плена, сволочи, побаиваются, а деваться-то фрицам некуда.

    - Вот это математический расчет! На два очка  обчесали  меня!  Накатило вам, и вы, выходит, в лапоточках тоже родились? А?

    - В тулупе, Меженин, в тулупе, - сухо сказал  Княжко.  -  И,  помню,  в валенках по коврам ходил.

    - Лейтенанту Княжко во  всем  везет,  первый  в  полку  счастливчик!  - подхватил, зарокотал Гранатуров, поправляя левую  забинтованную  кисть  на марлевой перевязи, врезавшейся в погон. - Верно, Галочка? Живи он сто  лет назад, быть бы ему гусаром. Скатерть белая залита вином...  Так  поется  в песне? И командовал бы он гусарским полком, а не меня замещал.

    - Нам пора, товарищ старший лейтенант,  -  сказала  Галя  и  решительно захлопнула книгу, поставила ее на полку. - Я, как врач, должна напомнить - вы пока на лечебном положении.

    - Галочка, золотце! -  запротестовал  Гранатуров.  -  В  медсанбат?  От прекрасного пива к  храпунам  в  палате?  Сил  моих  нет,  душу  вымотали, перестреляю я их как-нибудь, не выдержу!

    - Если нет сил - оставайтесь. Хоть до утра. Сегодня я вам разрешаю.  Но у меня дежурство. И пожалуйста... хочу предупредить. Из  возраста  девочки давно выросла, поэтому прошу - никому не провожать меня.

    - Без сомнения, вам пора, - холодно подтвердил Княжко, не взглянув в ее сторону.

    - Да вы что?

 
Цена удалить все зубы под наркозом. Где удалить зуб под общим наркозом 22clinic.ru.

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту