Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

83

медленный глубокий голос, подумал, что она говорила это не ему, не  Гранатурову,  не Меженину, а лейтенанту Княжко, что она, вероятно, готова была  сидеть  вот так в одной комнате с ним, если бы даже он в течение всего вечера ни  разу не обратился к ней, - или это только воображалось ему?..

    - После войны  замуж  выйдете,  еще  такой  роскошный  уют  заведете  - закачаешься! - подмигнул Гранатуров. - Хотел бы я  к  вам  тогда  заехать, посмотреть на вас.

    - Да?

    - Не прогнали бы? Одним глазом посмотреть...

    - Долго придется ждать. Очень долго, товарищ старший лейтенант.

    - Почему  долго?  У  вас  и  тут,  Галочка,  поклонников  -  штабелями. Мизинчиком стоит пошевелить - и к ногам вашим по-пластунски поползут.

    Она усмехнулась, рассеянно полистала книгу на коленях.

    - Я разборчивая невеста, Гранатуров. Вы никак не можете  поверить,  что есть и такие ненормальные бабы.

    - Ох, Галочка, мужчины тоже под ногами не валяются!

    - Я с трудом терплю мужчин. Уж очень они мне надоели за войну.

    - Кого же вы любите? Женщин? За женщин замуж не выходят. Запрещено!

    - А какое кому дело, кого я  люблю  и  выйду  ли  я  замуж?  Боже,  как интересно! Вам это очень нужно знать?

    - Какая милая пустопорожняя болтовня! - проговорил Княжко,  как  бы  по вялой инерции раскрывая сданные  Межениным  карты,  но  губы  его  властно подсеклись, что бывало  заметно  в  приступе  сдерживаемой  злости,  и  он договорил: - Лучше скажите, товарищ комбат, что нового в штабе  полка?  До медсанбата, по-моему, доходит больше слухов, чем до огневиков.

    - Нового? - Гранатуров правой рукой откупорил пивную бутылку,  позвенел бокалом о горлышко, чокаясь с бутылкой. - Галочка,  за  вас!  Что  нового? Пока полное спокойствие, други мои. Бои на западе. Да еще мелочь и  ерунда - какие-то группки разбитых под Берлином частей в  лесах  кое-где  бродят. Как видно, плена, сволочи, побаиваются, а деваться-то фрицам некуда.

    - Вот это математический расчет! На два очка  обчесали  меня!  Накатило вам, и вы, выходит, в лапоточках тоже родились? А?

    - В тулупе, Меженин, в тулупе, - сухо сказал  Княжко.  -  И,  помню,  в валенках по коврам ходил.

    - Лейтенанту Княжко во  всем  везет,  первый  в  полку  счастливчик!  - подхватил, зарокотал Гранатуров, поправляя левую  забинтованную  кисть  на марлевой перевязи, врезавшейся в погон. - Верно, Галочка? Живи он сто  лет назад, быть бы ему гусаром. Скатерть белая залита вином...  Так  поется  в песне? И командовал бы он гусарским полком, а не меня замещал.

    - Нам пора, товарищ старший лейтенант,  -  сказала  Галя  и  решительно захлопнула книгу, поставила ее на полку. - Я, как врач, должна напомнить - вы пока на лечебном положении.

    - Галочка, золотце! -  запротестовал  Гранатуров.  -  В  медсанбат?  От прекрасного пива к  храпунам  в  палате?  Сил  моих  нет,  душу  вымотали, перестреляю я их как-нибудь, не выдержу!

    - Если нет сил - оставайтесь. Хоть до утра. Сегодня я вам разрешаю.  Но у меня дежурство. И пожалуйста... хочу предупредить. Из  возраста  девочки давно выросла, поэтому прошу - никому не провожать меня.

    - Без сомнения, вам пора, - холодно подтвердил Княжко, не взглянув в ее сторону.

    - Да вы что?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту