Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

148

стараясь  не наколоть себе нос.

    - Кто ты? Как зовут тебя? - спросил Алексей и потрепал  кота.  -  Давай познакомимся, что ли?

    - Алеша, ты истомился? Я уже...

    Дверь в другую комнату была полуоткрыта, и он услышал, как  там  ожили, простучали каблуки, и вышла  Валя,  уже  одетая,  готовая;  летнее  солнце оставило на ее волосах свои следы - они стали еще светлее; и эти волосы, и не совсем пропавший загар на ее лице напомнили ему вдруг о том знойном дне и о той июльской грозе  за  городом,  когда  от  ее  влажных  волос  пахло дождевой свежестью, увядшей ромашкой и  он  обнимал  ее  за  вздрагивающие плечи, целуя ее холодные губы... Он все поглаживал тершегося о шпору кота, не мог сразу избавиться от того ощущения ее мокрых волос, ее губ,  а  она, оглядев себя, подтянуто прошлась перед ним.

    - Хочу быть красивой ради тебя, цени это! Знаю, что ты плохо  танцуешь, но сегодня я командую, и ты полностью будешь мне подчиняться. Согласен?

    В тот миг, когда над эстрадой с шипением, потрескиванием широкой  стаей всплыла  серия  ракет,  озарила  воду  и  деревья,  рассыпалась  мерцающим фантастическим светом и длинные огни стали  падать  в  пруд,  как  кометы, Алексей проводил зеленые нити взглядом, обернулся к Вале, спросил:

    - Ты, конечно, хочешь танцевать?

    - Знаешь, -  ответила  Валя  решительно,  -  я  сейчас  сниму  туфлю  и подфутболю ее в пруд. Не до танцев...

    - А что случилось?

    -  Ужасно  жмет.  Знаешь,  иногда  новые  туфли  могут  испортить    все настроение. Что с ней делать? Досада какая!

    - Подожди,  -  сказал  Алексей.  -  Дай  я  посмотрю.  Может  быть,  мы что-нибудь придумаем...

    - Ничего ты с ней не сделаешь.

    - Я все-таки попробую.

    - Ну попробуй! Можно, я обопрусь на тебя?

    Она слегка оперлась рукой на его плечо, нагнулась, потом, балансируя на одной ноге, посмотрела на снятую туфлю, проговорила со вздохом:

    - Вот! - и, теперь уже крепко опершись на его плечо, вспрыгнула и  села на перила мостика, подобрала под себя ногу в чулке.

    - Держись за меня и не упади в пруд, я сейчас, - сказал Алексей.

    Ее глаза с улыбкой задержались на его лице, а он сосредоточенно  вертел туфлю в руках, сначала не зная, что с ней делать,  туфля  же  еще  хранила живое тепло, была узенькой, лаковой, какой-то беспомощной от этого - и он, ни разу в жизни не имея дела с этими  хрупкими  женскими  вещами,  наконец решился и начал растягивать задник осторожно; что-то  треснуло  в  ней,  и Валя ахнула даже.

    - Ну конечно! Теперь я осталась совсем без ничего.  Надо  же  приложить свою силу. Это ведь туфля - не орудие!  Дай,  пожалуйста,  иначе  останусь босиком... - Она спрыгнула с перил, потопала надетой туфлей, договорила  с опущенными ресницами: - Ну ладно уж. Спасибо, - и, прощая, подняла на него глаза, словно чем-то синим осветив на миг, а он, мысленно  ругая  себя  за свою медвежью услугу, готовый сказать, что его фронтовых денег, полученных за подбитые танки, хватит на десяток пар туфель, взял ее под руку, спросил с озадаченностью:

    - Все-таки тебе можно так ходить?

    - Конечно. Пошли, - закивала она. - Но, знаешь, танцевать не будем.

    Они брели по аллеям мимо толп  танцующих,  среди  потока  масок,  среди смеха

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту