Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

138

Карпушин, - вмешался Полукаров,  сделав  брезгливое  лицо.  - Закрыл бы заседание юридической коллегии с перерывом на каникулы.  Надоело слушать громовые речи!

    -  А  ты-то  что,  Полукаров?    Подкупили    тебя    вроде?    -    выкатил пронзительно-светлые свои глаза Карпушин. - Или уж не понимаешь,  что  тут за кулисами у вас делается? Может, всякие подробности рассказать, как люди жить имеют? И о Валеньке тоже знаем...

    - Что именно? А ну-ка объясни. - Алексей  почувствовал,  как  холодеют, будто ознобом стягиваются, его губы. - Какое это имеет отношение?

    - Имеет! - Карпушин хохотнул, повертел пальцем возле  виска,  показывая этим, что дело тут не без цели.

    - Вот что, - еле сдерживая  себя,  глухо  проговорил  Алексей.  -  Если будешь галдеть тут еще, я тебе морду набью, хоть и на гауптвахту сяду. Все понял?

    - Подожди, Алеша.

    Сказав это, из  окружившей  их  обоих  толпы  курсантов  как-то  лениво вышагнул, приняв бесстрастное  выражение,  все  время  молчавший  Дроздов, положил  руку  на  крутое,  покатое  плечо  Карпушина  и  долго,  детально рассматривал его всего - с головы до ног; и тотчас в курилке  задвигались, зашумели, кто-то предложил накаленным басом:

    - Толя, тресни ему по шее за демагогию! У этого парня - мыслей гора!

    - А ну-ка тихо! - остановил  Дроздов  и  властно  подтолкнул  Карпушина нажатием руки в плечо. - Проваливай по-вежливому! И  передай  взводу,  что первая батарея выгнала тебя из курилки к чертовой бабушке!

    Тогда Карпушин, сузив веки,  высвободил  плечо  из-под  руки  Дроздова, раздувая ноздри,  попятился  к  двери,  затем  повернулся,  со  сдержанным бешенством начал протискиваться к выходу. Дроздов проводил  его  до  самой двери, напоследок по-домашнему посоветовал:

    -  Если  не  успокоишься,  сходи  в  санчасть.  Там  есть    хорошенькая сестренка. В шкафу направо у нее валерьянка с ландышем... Будь здоров!

    - А выпроводил ты его, Дроздов, напрасно, - заметил Грачевский,  косясь на Алексея. - Потом объективно ничего не известно, видишь ли...

    - У тебя куриная слепота, Грачевский, - ледяным тоном ответил  Дроздов. - Очки носить надо.

    - Слепота не слепота, а ты знаешь, где правда?

    Зимин с негодованием заявил Грачевскому:

    - Если не из нашей батареи, значит,  можно  говорить  все,  что  хочет! Просто безобразие!

    Он повел сердитыми глазами - Алексей уже стоял в дальнем углу и  чиркал спичкой по коробку, а спички выщелкивали  фиолетовые  искры;  от  движения руки прядь волос упала ему на висок. "Он волнуется?" - подумал Зимин, и  в ту минуту дневальный с  шашкой  и  противогазом  через  плечо  появился  в курилке, прокричал:

    - Старшину первого дивизиона к телефону!

    В вестибюле, где был столик дежурного  с  телефоном,  Алексей,  немного успокоившись, взял трубку, сказал, как обычно:

    - Старшина Дмитриев.

    - Алексей? - послышался голос точно из другого мира. - Алексей, это ты?

    - Валя?..

    - Алексей, я должна с тобой серьезно поговорить...

    - Валя, я не могу тебя увидеть ни сегодня, ни завтра.

          22

    "Здравствуй, дневник, старый друг, я тебя совсем забыл!

    Сейчас ночь, все спят, а я сижу в ленкомнате и записываю, как  автомат. Даже пить хочется, а я не могу

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту