Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

137

офицер должен во всем отдавать себе отчет и знать, что за жизнь ожидает его, если война не исключена.

    -  Все  посылочки  в  голове!  Зачем  задаешь  несерьезный  вопрос?    - Карапетянц отмахнулся от Зимина, как от надоевшей мухи. - Не видишь разве? Зачем спрашиваешь, как наблюдатель? Несерьезно!

    - Я не наблюдатель... - обиделся Зимин.

    Как обычно, в личное время курилка битком  набилась  курсантами,  здесь было особенно оживленно, хаотично звучали,  перемешивались  голоса;  возле двери дневальный, охрипнув, кричал со страстной убедительностью:

    -  Товарищи,  окурки  на  пол  не  бросать!    Братцы,    уважайте    труд дневального! Сами будете на моем месте!

    Но его никто не слушал. В начале личного часа Алексей вошел в  курилку, столкнувшись случайно на пороге с Полукаровым: мельком посмотрели друг  на друга, не сказав ни слова, и, соединенные теснотой  и  этой  случайностью, отошли к окну, в относительно свободный уголок, там  закурили.  И  Алексею показалось, что Полукаров ожидал  какого-то  вопроса  от  него  или  хотел сказать что-то - стоял рядом, стряхивая пепел с  кончика  своей  папиросы, наклонив большую лохматую голову. Опять на миг они встретились  взглядами, и Полукаров мрачно проговорил:

    - Вот что-то папироса не тянется.

    - Сырой табак? Попробуй мои.

    - Спасибо. Пострадаю со своими.

    А вокруг становилось  все  теснее,  все  шумнее,  дым  синими  пластами покачивался под потолком, и слышно было, как сержант  Карпушин  из  второй батареи, высокий, с коротким вздернутым носом, подстриженный "под ежик", с двумя медалями "За  отвагу",  втиснувшись  от  двери  в  толпу  курсантов, по-разбойничьи вдруг свистнул в два пальца, выкрикнул луженым горлом:

    - Эй, братцы, первая, прославленная батарея, хоть топор  вешай!  О  чем речь? А-а, ясно - среди смертных герой  дня!  -  захохотал  он  с  дерзкой веселостью, заметив  Алексея  у  окна.  -  А  может,  Дмитриев  и  орденок схлопочет? Ась?

    - То есть? - спросил Алексей.

    - Как "то есть", старшина? А ты невинницу из себя не  строй!  Чувствуем твои методы. Высоко вознесся! Психику словами не исправишь. Слова - не то. Ими не убедишь. Иногда надо дубинкой по голове, чтоб  все  на  свои  места стало!

    Алексей швырнул папиросу в урну, подошел к Карпушину.

    - Ты говоришь, словами человека не убедишь. А сам сейчас убеждаешь меня словами. Где же логика?

    Сержант Карпушин скрестил на груди руки, крутые ноздри  короткого  носа зло дрогнули.

    - Логика? При чем здесь  логика?  Исключить  тебя  из  комсомола  и  из училища - вот и вся логика! Запомни еще - за клевету и к суду  привлекают, ясно?

    - Черт тебя знает, что ты за артиллерист! - усмехнулся  Алексей.  -  Ни разу таких не видел.

    - Ты брось эти штучки, старшина! Туману не  напускай!..  Я-то  как  раз артиллерист, а не быстренький, как некоторые тут!..

    - Не видно, - сказал Алексей. - В артиллерии не  стреляют  с  закрытыми глазами. Прешь напролом, как бык.

    - Ты мне словами памороки не забивай! Я-то  уши  развешивать  не  буду! Ничего у тебя не выйдет! - угрожающе заговорил Карпушин. - Учти: вся  твоя карьера шита белыми нитками, хоть ты и до старшин  долез...  Лесенка  твоя как на ладони... ясно?

    - Слушай,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту