Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

81

-  Говорят,  раньше  эксплуататоры  женщин    в    карты проигрывали и выигрывали. На сколько идете,  товарищ  лейтенант?  Вам  без всяких-яких полное очко подкатит -  тройка,  семерка,  туз...  Не  пойдете втемную? -  спросил  он  Княжко  и  вскинул  ресницы,  жестковато-ласковым взглядом обвел Галю, откинувшуюся на  диване;  суконная  юбка  цвета  хаки стягивала ее сжатые колени, поблескивали  сапожки.  -  Вот  ежели  бы  вы, Галочка, жили в те времена и вас проиграли, чтоб вы сделали, интересуюсь?

    - Втемную - нет. - Княжко еще не раскрыл выложенные на скатерть  карты, как лицо его будто заострилось от короткого Галиного  смеха,  от  грудного звука ее голоса:

    - Остроумно шутите, Меженин! Но отвечаю вам без шуток. Вы средневековый феодал сорок пятого года. Если бы вы меня выиграли, не дай бог, я положила бы под подушку остро наточенный кинжал.

    - И, значит, убили бы, не пожалели?

    - Не задумалась бы. Ни на секунду.

    - Проглоти, сержант, и улыбайся. Ясно? - восхищенно вскричал Гранатуров и здоровой правой рукой выдернул из ножен на ремне трофейный,  зеркального блеска кортик, повертел им в воздухе. - Не подарить ли,  Галя?  На  всякий случай!..

    - Семнадцать, - бесстрастно сказал Княжко и открыл свои карты. - Что  у вас, Меженин?

    - Девятнадцать, товарищ лейтенант, - ответил, дунув на карты, Меженин и ухмыльнулся. - Ваша бита! Без всякого шулерства, чин чинарем. Эх, а вот  в любви не везет...

    - Прочти-ка, Княжко, что за слова на  лезвии,  -  и  Гранатуров  бросил кортик на пачку рейхсмарок перед  Княжко.  -  Ты  один  у  нас  по-немецки стругаешь. Слова - будь здоров! Прочти всем!

    - Blut und Ehre, -  хмурясь,  прочитал  Княжко  вычеканенные  слова  на лезвии и перевел: - Блют - кровь, Эре - честь.

    Меженин  ловкой  перетасовкой  опытного  игрока  выгибал,    выравнивал, подготавливая в ладони скользкую атласную колоду, с ухмылкой догадался:

    - В общем, кинжальчик удачу означает.  Вроде  нашего  -  "Или  грудь  в крестах, или голова в кустах". Вы - как, товарищ  лейтенант?  Сыграете  на удачу? Втемную?

    - Сдавайте карты, - сказал Никитин. - Мне все равно. На весь банк,  что ли.

    - Философ ты, Меженин, дальше ехать  некуда!  -  Гранатуров  щегольским движением вложил кортик в ножны. - Эту штуковину, друзья  мои,  в  Берлине взял, в штабе летной школы гитлерюгенда на  Шпрее.  Правильно  -  кровь  и честь. Сильно сказано. Оттого и Галочке предлагал. Налить пива, Княжко?

    - Нет. Не налить.

    - Прости, забыл - ты у нас не пьешь и не куришь. Аскет. Танковая броня. Железобетон!

    Он нашел на столе раскупоренную бутылку, черные,  жгучие  глаза  его  с вопрошающим интересом окинули Галю с головы  до  узких  хромовых  сапожек, сложенных крестиком, спросил, улыбаясь:

    - Вам не скучно с нами, Галочка?

    Она уже не оказывала никому внимания,  как  бы  отсутствующе  сидела  в уголке старинного кабинетного дивана, подперев кулачком щеку, другой рукой листала на коленях  тяжелую  от  коленкорового  переплета  книгу,  снежной белизны ее лоб наклонен, темнели  строго  слитые  брови,  какое-то  новое, задумчивое и сдержанное напряжение было в ее лице.

    -  Галочка,  -  нежно  зарокотал  Гранатуров  и    гигантским    корпусом перегнулся

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту