Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

136

курсанты из других батарей входили и выходили из курилки,  не  обращая  на них внимания, потом рядом остановились Зимин и Карапетянц, затем вышел  из курилки Борис в сопровождении долговязого  сержанта  Карпушина  из  второй батареи; сержант этот, быстро, небрежно причесываясь и дуя на расческу,  с беспечным, игривым выражением рассказывал что-то Борису, и Борис  с  таким же видом игривого интереса переспрашивал его:

    - Так и ушел? А она что?..

    Полукаров покосился в их сторону, сказал внушительно:

    - Нет, Степа, и в армии есть страсти, и они движут  людьми!  А  страсть управлять людьми? А честолюбие? А ревность к чужому успеху,  доходящая  до ненависти! Нет, Степа, карась-идеалист ты, беспочвенный мечтатель, весь ты из умных книг! А как, по-твоему, Брянцев - реалист или идеалист? Или я?

    Нестеснительный    Полукаров      говорил      это      отчетливо-тяжеловесно, артистический  баритон  его  зарокотал  в  коридоре,  привлекая    вниманий стоявших вблизи курсантов, и после его слов Борис,  чуть  переменившись  в лице, все же насильственно-спокойно похлопал Полукарова по плечу.

    - Долг прежде всего, а потом удовольствия, как говорят французы. Этого, Женя, не надо забывать. Я от рождения реалист, пусть будет тебе известно.

    - Да? Разве? - с колючей вежливостью спросил Полукаров. - Укажи мне  на человека,  лишенного  страстей  и  пороков.  Наверно,  это  будешь  ты.  О библейская овечка с нежной серебряной шерсткой!

    - Философствуешь, Женя, - тонко улыбнулся Борис. - Много громких  слов, сотрясаешь воздух, милый. Что с тобой - нездоровится?

    - А отстань ты... знаешь? - вдруг чересчур обозленно  выговорил  всегда невозмутимый краснобай Полукаров и, прекратив спор со Степановым,  зашагал по коридору прочь, покачивая неуклюжей своей медвежьей спиной.

    - Видел представителей нашей батареи? - смеясь, сказал Борис  Карпушину и отошел вместе с ним в сторону.

    - Ты понял, Степанов? А? - спросил  Зимин,  провожая  спину  Полукарова моргающими глазами. - Это что такое - ссора?

    - Зачем он тут произнес речь? - с жаром  отчеканил  Ким  Карапетянц.  - Говорун, понимаешь! Все и так ясно. Два сапога - пара!

    - Что ясно? Что ясно? Какая пара? - воскликнул Зимин и,  поперхнувшись, подавился дымом, бросил недокуренную папиросу в урну, украдкой оглянулся - не улыбаются ли вокруг? - и еще раз со слезами заглянул в  урну,  мысленно проклиная себя за то, что начал недавно  курить  для  солидности.  -  Жуть какая кислая попалась! Прямо невозможно!..

    - Легкомысленно поступаешь.  Одна  капля  никотина  убивает  лошадь,  - строго сказал Карапетянц, пощипывая черные пробивающиеся усики, и поглядел в окно, за которым осенний ветер свистел в тополях,  тосковал  об  ушедшем лете.

    -  Дурацкое  значение  имеет  эта  капля!  -  возмутился  Зимин.  -  Ты понимаешь, что у нас происходит во взводе?

    Зимин и Карапетянц были моложе всех в  батарее,  одногодки,  всегдашние соседи по столу в учебных классах, но по  определенным  причинам  все-таки "не сходились характерами": Карапетянц жестоко осуждал любовь несерьезного Зимина к посылочкам, высмеивал эти посылочки, получаемые  им  из  дому,  и вообще поступал и делал все  обдуманно.  Он  считал,  что  будущий

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту