Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

130

с плеча. Лист покружился,  достиг  мутной  воды.  Его  подхватило  течением, унесло во тьму.

          20

    К середине октября по всему чувствуется, что красное лето прошло.

    По утрам уже не слышен веселый шум воды, хлещущей в  асфальт;  дворники не поливают улицы в ожидании раннего зноя, когда лед и вафельное мороженое тают в киосках на солнцепеке. Туманные рассветы свежи, сыроваты, и  первые троллейбусы, мелькая мимо озябших от росы  тополей,  тускло  отражаются  в мокром асфальте, холодно  розовеют  стеклами,  встречая  позднюю  зарю  на кольце. Мостовые усыпаны сухими листьями; возле ворот их сметают в кучи  и сжигают во дворах.  Пахнет  дымком.  Вдоль  трамвайных  линий  на  стволах деревьев прибиты дощечки: "Берегись юза! Листопад".

    И в эту пору октября  далеко  слышен  на  улицах  звон  трамвая.  Город ограблен осенью, оголился и не задерживает звуков; воздух чист и студен, и каждый звук звенит, как стеклянный.

    Давно на всех углах продают пахучие крупные антоновки.

    Октябрь  непостоянен.  В  день  он,  словно  фокусник,  меняет    краски несколько раз. Утром город  туманный,  влажный  и  белый;  днем,  когда  с последней силой разгорается нежаркое солнце, - золотистый и ясный, так что улицы видны из конца в конец, точно в бинокль.

    Вечерами над крышами пылают накаленные  малиновые  закаты,  мешаясь  со светом первых фонарей и ранним светом трамваев.  А  ночью  ветреные  силы, вестники наступающих холодов, гуляют по выси вызвездившего неба,  воровски шарят по садам, ломают и разрушают в них все.

    После таких ночей, на рассвете, в унылой пустоте садов  кричат  синицы, деревья везде беспомощно редкие, поблекшие; ветер с шумом  срывает  с  них последние листья, и крыши ближних сараев густо засыпаны листвой на вершок. На клумбах цветы обломаны. За ночь вьюны  увяли,  стали  совсем  сухими  и висят на нитях по стеклянным террасам, где уже не пьют чай.

    И только клены стоят по всему городу дерзко и гордо багряные,  они  еще не уронили ни одного листочка.

    В один из таких дней Валя вернулась из института и в  передней,  снимая пальто, сразу же увидела на вешалке плащ брата, подумала: "Вася приехал".

    Но комната была пуста; пахло одеколоном.  Возле  дивана  стоял  кожаный чемодан, на стуле лежала потертая планшетка с картой под целлулоидом.

    Кот Разнесчастный -  так  прозван  он  был  за  грустное  выпрашивающее мяуканье на кухне в часы, когда тетя  Глаша  готовила  обед,  -  сидел  на подоконнике и с неохотой, вроде бы между прочим, лапой ловил осеннюю муху, сонно жужжащую на стекле; и Валя, засмеявшись, погладила его.

    - Разнесчастный, лентяй, когда приехал братень?

    В ответ кот зевнул, спрыгнул  с  подоконника  и  затем,  пудно,  хрипло мяукая,  стал  так  тереться  о  Валину  ногу,  будто  подхалимством  этим напоминал, что время обеда наступило.

    Стукнула дверь, в передней послышались шаркающие шаги - это тетя  Глаша вернулась после дежурства. Валя в сопровождении  Разнесчастного  вышла  ей навстречу.

    - Тетя Глаша, можете кричать "ура!" и в воздух чепчики бросать  -  Вася приехал! Плащ и чемодан дома.

    - Вижу, вижу, - сказала тетя Глаша, разматывая  платок.  -  Давеча,  на рассвете, мимо госпиталя машины

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту