Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

80

  После  ужина  нежданно  пришел    сопровождаемый    младшим    лейтенантом медицинской  службы  Аксеновой  комбат  Гранатуров,  раненный  в  руку  на западном берегу Шпрее, двадцатипятилетний гигант с оглушительным басом. Он громогласно сообщил, что в медсанбате  соскучился  по  дьяволам-огневикам, надоело кушать манные кашки, и вот с Галочкой  оказалось  ему  по  дороге, стало быть - принимайте гостей,  если,  конечно,  здесь  еще  считают  его комбатом. Тут же  из  разговора,  когда  начали  вспоминать  события  дня, Гранатуров  узнал  о  трофейных  рейхсмарках,  совсем  теперь  бесполезных бумажках  от  наложенного  Никитиным  вето,  и,  развеселившись,    недолго размышляя, посоветовал пустить их в умное  депо  -  раздать  для  интереса тысяч по десять и перекинуться  в  двадцать  одно,  чтобы  выяснить,  кому все-таки в любви везет, а кому и нет, и, глянув подмигивающе на  Галю,  на сдержанного лейтенанта Княжко, предложил:

    - Прошу вас, Галочка,  попытайте  счастья,  сядьте  с  нами.  Интересно посмотреть, как в этом случае везет женщинам.

    - Зачем? Вы хотите лишить меня особенностей слабого пола, Гранатуров? - безразлично сказала Галя, садясь на кожаный диван под книжными полками.  - Это вам лично мало что даст.

    - Мне лично везет как утопленнику, - вздохнул  Меженин,  выкладывая  на стол из мешка пачки денег. - Хотел бы разок в медсанбатик попасть, товарищ младший лейтенант медицинской службы.

    - Разумеется, началось бы невообразимое, за вами ходили бы по  пятам  с манной кашкой. Бедный медсанбат. -  У  нее  был  глубокий  грудной  голос, переплетенный  тугой  ниточкой  насмешки,  и,  может  быть,  если  бы    не удлиненный нежный овал лица, нежная от вороненых волос  и  бровей  белизна лба, она могла бы показаться не по-женски чересчур резковатой, как  бывают нестесненно решительны медсанбатские врачи и сестры в обществе солдат.

    - Итак,  начнем  картежную  жизнь!  -  скомандовал  Гранатуров.  -  Ша, славяне! Ахтунг!

    Меженин  первый  поставил  в  банк  и,  пощелкивая,  поигрывая,    треща чистенькой атласной колодой с двойными портретами Гитлера  вместо  обычных валетов, начал сдавать карты.

    - Книги, оленьи рога, старинные гравюры. И даже  камин,  -  проговорила Галя и, пробежав темными глазами по комнате, очень длительно поглядела  на Княжко и Никитина. - Чей-то нарушенный русскими  уют...  Представляю,  как они могут нас бояться и  ненавидеть.  Лейтенант  Никитин,  вы  сами  здесь расположили свой взвод?

    - Именно, - сказал Никитин. - Пустой дом. Хозяев нет.

    - А лейтенант Княжко в соседнем доме? Вы рядом?

    - Вероятно, - сухо ответил Княжко. - Вероятно,  мой  взвод  в  соседнем доме.

    - Огневые взвода  располагаются  рядом,  чтобы  вы  знали,  Галочка!  - пророкотал весело Гранатуров, взяв выкинутую Межениным на  стол  карту.  - Еще одну. Так... Еще на счастье. Да, судьба - котелок, жизнь -  балалайка, перебор! Вот кому везет во всех смыслах, сержант, так это тебе! Пять сотен враз проиграл! Дьявол ты везучий! Попробуй-ка, везет ли лейтенанту Княжко!

    - Не отрицаю, по слухам, мама меня  в  лапоточках  родила.  -  Меженин, довольный удачливым началом, подправил выросшую кучку денег в банке, снова защелкал  картами.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту