Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

126

Алексея и с тяжелым вздохом  поднялся, говоря:

    - Разрешите, товарищ капитан? - Он пробежал пальцами по складкам  возле ремня и заговорил громче: - Товарищ капитан, я взял с собой  ровно  четыре катушки. Четвертой хватило точно до вершины холма. Я утверждаю: катушки  я не терял и ничего не знаю о ней!

    Его голос отдавался  в  ушах  Алексея  и  казался  ему  странным  своей уверенностью, своей спокойной убедительностью: такой голос не может лгать. Он поднял голову. Борис стоял выпрямившись; огонь ламп холодно  мерцал  на его  начищенных  пуговицах,  вспыхивал  на  орденах  и  медалях,    полосой заслонивших его грудь. "Зачем он надел ордена? - невольно подумал Алексей. - Он почему-то надел их сегодня утром".

    В тишине тоненько пропел  комар,  опустился  на  руку  Бориса  и  начал набухать. Рука была неподвижной.

    - Я узнал об этой катушке только после стрельбы, - договорил  Борис,  и Алексей видел, что комар набухал и набухал на его руке, стал пурпурным.

    - Это все? - спросил Мельниченко.

    - Больше ничего не могу добавить, - ответил Борис. -  Разрешите  сесть, товарищ капитан?

    Он сел и, только сейчас увидев комара, ударил по  нему  ладонью;  потом брезгливо вытер руку кончиком носового платка.

    "Сейчас он вздохнет и будет честными глазами глядеть  на  капитана.  Он хочет показать, что вопросы совсем не волнуют его,  что  он  не  понимает, какое отношение имеет ко всему этому. Да он как актер!" - подумал Алексей, и чувство, похожее на злость и неприязнь к Борису, охватило его.

    -  Старший  сержант  Дмитриев,  -  послышался  голос    Мельниченко.    - Объясните, почему у вас не хватило связи? Чья  же  это,  в  конце  концов, катушка?

    Борис, подняв лицо, сощурился. Офицеры смотрели на Алексея: капитан  со строгим ожиданием, Чернецов с прежним выражением неуверенности и  тревоги. Когда он шел к капитану, у него появилось решение  не  говорить  ничего  о Борисе в присутствии офицеров. Просто сказать, что он не может разобраться в этом случае с катушкой, а потом еще раз объясниться с Борисом,  в  глаза сказать, что он теперь думает о нем, - и на этом закончить все. И  сейчас, глядя на удивленно-честное лицо Бориса, он встал и увидел, как глаза  его, чуть сощурясь, улыбались в пространство.

    - Я скажу то, что знаю. Связи у меня не  хватило.  Мы  обходили  болото перед самым холмом и сделали крюк. Я запаздывал с открытием  огня,  но  на холме я увидел Брянцева и попросил у него кабель, чтобы проложить связь до энпэ. У меня не хватало двухсот пятидесяти  метров.  Брянцев  сказал,  что кабеля у него нет, что у пего кончается связь.

    Он умолк. Молчание длилось с минуту, и непроницаемое лицо Бориса  стало влажным,  точно  обдало  его  паром,  но    прищуренные    глаза    старались по-прежнему улыбаться в пространство.

    - ...Вот и все, что я знаю.

    Борис проговорил громким голосом:

    - В этом-то и дело, что у меня тоже кончалась связь.

    - Да, наверно, - сказал Алексей. - Может быть. Я попросил у тебя  связь и видел, как ты бежал через кусты к энпэ, потому что надо  было  открывать огонь. Глупо, конечно, было бы мне  оставлять  свою  катушку  в  кустах  и просить у тебя связь.

    - Вы думаете, что это катушка Брянцева?  -  спросил

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту