Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

124

ты  понял меня! По-человечески!.. При чем здесь я?

    - И я хочу понять, - сказал Алексей. - Все...

    - Вижу! - Брови Бориса изогнулись. - Вижу, Алексей,  твои  помыслы!  Ты хочешь все свалить на меня! Но знаешь...

    За пологом потоптались,  и  в  палатку  всунулся  низкорослый  курсант, видимо из соседней батареи, кашлянул для солидности на пороге.

    - Первый взвод, кто у вас здесь Брянцев?

    - Опять! - с неудовольствием  воскликнул  Дроздов  и  тотчас  заговорил деланно приятным голосом: - О, вы к нам? Кто вы  и  откуда,  товарищ?  Чем можем быть полезны? Вам нужен лектор?

    Курсант расправил  под  ремнем  складки  гимнастерки,  опять  кашлянул, недоверчиво огляделся.

    - Так. Плохи шутки. Первый взвод?

    - Первый.

    - И Брянцев есть в вашем взводе?

    - Я Брянцев! - не без раздражения отозвался Борис. - А что дальше?

    Курсант проговорил веско, но как бы еще не совсем  веря  в  серьезность услышанного ответа:

    - Если ты Брянцев, то я комсорг взвода из третьей батареи.  Словом,  мы статью взводом обсуждали. Ребята тут приглашают поделиться...

    - Вот этого делать и не нужно! - вдруг запальчиво проговорил Дроздов. - Не нужно! Слышишь, комсорг? Чепухой занимаетесь! Ерундой несусветной.  Иди в свою батарею - переживете без лекций!

    - Как это так? -  не  понял  курсант.  -  Какая  такая  чепуха?  Почему прогоняете? Вы чего колбасите?

    - Верно, тут наговорят. Иди. Он придет, - поддержал его Алексей, увидев побелевшее лицо Бориса, его сжатые губы.

    Курсант, недоумевая, потоптался, вышел из палатки.

    - Слушай, Толя, какое  ты  имеешь  право  распоряжаться  мной?  -  злым голосом спросил Борис. - Я что, подчиняюсь тебе?..

    - Борис, - перебив его, сказал Алексей, все так же глядя ему в лицо,  - ведь катушка в кустах была твоя.

    - Что-о? Значит, ты...

    - Значит, ты оставил катушку, - договорил Алексей. - Ведь ты шел  через те кусты. Больше никого там не было.

    - Что-о?

    - Значит, ты оставил катушку. Но зачем?..

    - Как ты смеешь клеветать? - закричал Борис,  вскакивая.  -  Гнусная... глупая клевета! Мне говорить с тобой не о чем! Я все понял!  Спасибо,  мой друг Алешенька! Спасибо!.. Желаю всяческой удачи!..

    И кинулся из палатки; шумно  плеснул  полог;  нависла  неприятная,  как духота, тишина.

    ...Теперь он лежал на берегу и вспоминал, как все это было, а везде уже темнело, на волейбольной площадке по-прежнему не стихали стук мяча,  крики курсантов:

    - Гаси! Есть! Переход подачи!

    Потом Алексей не спеша пошел в лагерь; сумрак леса поглотил его.  Сырая темнота, сизо клубясь, сгущаясь, плотно собиралась  в  чаще,  лишь  белели тропки. Над ними стоял туман, как в узких коридорах;  в  палатках  повсюду зажигались огоньки, звучали голоса во влажном воздухе. Мимо прошел  караул - разводящий с часовыми - на дальний пост, к  автопарку.  Перекликались  у палаток дневальные: "Егоров, где  керосин?  Почему  лампа  не  заправлена? Его-ро-ов..."

    Наступала ночь. Только на  волейбольной  площадке  затянулась  игра,  и вокруг поляны столпилось  много  зрителей  из  всех  батарей;  в  темноте, взлетая над сеткой, мяч едва был виден; Борис играл  возле  сетки,  требуя выкриками пасовки и, собранный, всем телом выгибаясь,  ударял

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту