Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

123

гвардии старшина Брянцев". В статье этой  рассказывалось  о  волевых  командирских данных Брянцева, о том, как он, умело применяя  фронтовые  навыки,  провел свой взвод на место, первым с закрытых позиций открыл стрельбу по  огневым точкам "противника", подавил  их,  дал  возможность  продвинуться  пехоте, ворваться в  первую  "вражескую"  траншею.  Наряду  с  Борисом  отмечались отличные  действия  на  учениях  курсантов  Полукарова  и  Березкина...  В свободное время после стрельб  Борис  уходил  из  взвода  на  волейбольную площадку, в курилки, туда, где было много курсантов из других батарей, был оживлен, взволнован, добр со всеми, охотно смеялся  каждой  шутке,  острил сам, с щедростью  угощал  всех  папиросами:  "Ну,  налетай  по-фронтовому, раскурочивай пачку". Его лицо как бы просветлело, глаза приобрели какой-то горячий, скользящий блеск; он даже стал двигаться как прежде -  уверенной, гибкой походкой человека, убежденного, что на него  смотрят;  разговаривая же в курилках, как-то небрежно, с усталостью отвечал на вопросы, как будто они надоели ему; и, когда разговор касался стрельб  и  учений,  несколько, казалось, раздосадованный,  морщился:  "Хватит  об  этом,  братцы,  право, осточертело. Сейчас бы в город, на танцы куда-нибудь. Отдохнуть бы хоть на час от всего".

    Однако, возвращаясь  во  взвод  с  волейбольной  площадки,  из  курилок соседних батарей, он чувствовал холодок окружавшего его молчания, и  глаза его мгновенно теряли живой блеск: здесь никто  не  спрашивал  об  учениях, здесь была настороженность.

    На второй день после стрельб он, видимо, твердо  решил  размягчить  эту обстановку  отчужденности    и    в    час    отдыха    появился    в    палатке, принужденно-весело улыбаясь:

    - Закурим, чтоб дома не журились, ребята? Подходи - папиросы!

    Тут же у входа он в упор столкнулся с Полукаровым, медведем вставшим со своего топчана.

    - Не желаю! - сказал Полукаров и, торопясь, вышагнул из палатки.

    За дощатым столом сидели Дроздов, Гребнин и Алексей. Все, не  промолвив ни слова, точно ждали чего-то. Борис раскрыл коробку папирос, понюхал ее.

    - Не хотите? Напрасно.

    - Нет... что ж... давай закурим, - со спокойным видом сказал Алексей  и встал, подошел к нему, взял папиросу. - Спасибо. А то  у  меня  кончились. Это  все-таки  прекрасно.  Я  рад,  что  ты  готов  поделиться    последним табаком...

    - Что это за ирония? - с кривой  полуулыбкой  спросил  Борис.  -  Может быть, ты хочешь обвинить меня в лицемерии?

    - Не пугайся. Никакой иронии. Садись. Здесь все свои. Поговорим.

    - О чем? - Борис беглым взглядом окинул всех. - Впрочем, я тоже как рае хотел поговорить. Вижу, во взводе косятся на  меня:  очевидно,  все  верят тому, что ты говоришь тут обо мне. Слышал кое-что и  хочу  предупредить  - брось, Алеша!

    - Я ничего не говорю о тебе, - ответил Алексей.  -  Но  ты  скажи:  чья катушка связи была в кустах, которую нашел комбат?

    - Какая катушка связи? -  очень  внятно  спросил  Борис.  -  Ты  что  - провоцируешь меня? Катушка? Какая катушка? При чем здесь я, если у тебя не хватило связи? - Он смял незакуренную папиросу, швырнул ее. - Да дьявол  с ней, в конце концов, с этой дурацкой катушкой!  Я  хочу,  чтобы

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту