Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

115

беспокойно оглядывался на него какими-то  ищущими глазами. Телефонист, высунув голову  из  ровика,  не  отрывал  взгляда  от Алексея.  В  уставших  руках  заряжающего  Кима    Карапетянца    подрагивал бронебойный снаряд.

    Расколов воздух, справа оглушительно ударили орудия, и  сейчас  же  две трассы огненными пиками метнулись вокруг черной брони танков; одна молнией врезалась в  башню,  высекла  сноп  малиновых  искр,  стремительной  дугой выгнулась в небо, рикошетируя, - взвод Брянцева открыл огонь.

    - Не берет! - крикнул кто-то. - Рикошеты!

    Те два правых танка,  по  которым  открыл  огонь  взвод  Брянцева,  шли наискось к фронту и теперь были метрах в трехстах от двух  других  танков, ползущих на орудия Алексея, и эти левые танки,  идущие  фронтом,  миновали кустики диких акаций и уже уверенно и прочно стали вползать  на  небольшую возвышенность, широкие гусеницы с лязгом вращались.  Алексей  до  знакомой отчетливости увидел эту покатую лобовую броню, триплексы в башнях,  белые, острые, как лапы пауков, кресты...

    И он даже задержал на мгновенье дыхание, чтобы подать команду, и только тогда,  когда  вдруг  увидел,  как  танки  тяжело,    грузно    вползли    на возвышенность и, черные, кажущиеся огромными снизу, понеслись под гору  на орудия, увеличивая скорость, Алексей крикнул:

    - Прицел двенадцать! Бронебойным... Огонь!..

    В уши толкнулась раскаленная волна. Орудие откатилось. Веером  полетела опаленная земля с бруствера.  Сквозь  дым  прямая  трасса  первого  орудия стремительно прорисовала над землей пунктир, как магний вспыхнула на борту переднего танка; трасса второго орудия  врезалась  в  землю  перед  самыми гусеницами, погасла.

    - Огонь!..

    Танки  шли  на  прежней  скорости,  и  снова  трасса    первого    орудия фосфорическим огоньком чиркнула по борту, а второго - ударила  в  башню  и бессильно срикошетировала, взвиваясь в небо.

    Справа взвод Брянцева вел беглый огонь, но у  Алексея  теперь  не  было времени посмотреть в ту сторону - вся степь сверкала, отблескивала  броней танков; мерцающее солнце поднялось, до рези било в глаза слепящими лучами, и танки словно пульсировали в  этом  нестерпимом  блеске.  И  он  внезапно понял,  почему  снаряды  рикошетировали:  солнце    обесцвечивало    трассы, изменяло расстояние. Подав следующую команду, Алексей все же заметил,  как огненная стрела пятого снаряда в упор вонзилась в первый танк, как  легкий дымок,  точно  пыль,  пронесся  над  башней,  сбиваемый  ветром,  и    танк приостановился, обожженный ударом, зарываясь гусеницами в траву.

    - Наводить точнее! Огонь!

    Две следующие трассы, казалось, толкнули назад этот танк, задержавшийся на миг, злые язычки пламени, будто  огненные  тарантулы,  стали  извилисто разбегаться в разные стороны из смотровых щелей по броне. Танк горел.

    Лишь тогда Дроздов отпрянул от панорамы,  провел  рукавом  по  влажному лбу, прищуренными, какими-то азартными глазами глянул на Алексея; командир орудия Зимин, давясь, сдерживал нервный смех радости.

    Другой танк миновал подбитый,  со  скрежетом  катился  по  степи,  давя кустики, а второе орудие било по нему непрерывным огнем, но, дымясь,  танк еще жил - трос тянул его вперед, к  балке,  туда,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту