Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

113

во тьме, возник, вспыхнул красный огонек и потух.

    - Кто курит? - окликнул Алексей. - Подойдите ко мне!

    Тотчас огонек исчез. Зашелестела трава, к орудию  приблизилась  широкая фигура курсанта Степанова, в руке рдела папироса. Алексей удивился  -  тот никогда не курил - и спросил, уже утратив строгость:

    - Зачем же демаскируете огневую? Вы знаете, что  ваш  огонек  виден  за километр? У немцев, например, были и наблюдатели, и  снайперы.  Понимаете? Да ведь вы не курили?

    Степанов неловко помялся.

    - Да, я не кугю. Так пгосто. Сегодня...

    Он бросил папироску в траву,  неумело  затоптал  каблуком,  потом,  что называется корягой, поднес руку к пилотке,  при  этом  наклонив  голову  к руке, доложил с полной серьезностью:

    - Связь готова, товагищ командиг взвода.

    - Передайте второму орудию - наблюдать. Красная ракета - тревога!

    - Слушаюсь. - Степанов с неуклюжим старанием сделал  поворот  кругом  и исчез в темноте.

    Алексей подумал: "Интересный парень, а я его совершенно  не  знаю".  Он только знал, что Степанов блестяще сдал все экзамены, кроме строевой,  что у  него  замечательные  способности  к  теоретическим  предметам  и  майор Красноселов пророчил ему большое  будущее  штабного  работника.  Полукаров как-то сказал, что Степанов ушел в училище  с  философского  факультета  - решил детально изучить стратегию и тактику  современной  войны,  пошел  по стопам отца. Отец его был генерал-лейтенантом артиллерии, погиб в Венгрии, в боях у озера Балатон.

    В нише орудийный расчет  чистил  снаряды.  Оттуда  доносилось  шуршание тряпок,  глухое  постукивание  гильз,  голос  Гребнина    убеждал    кого-то полусерьезно:

    - Перед боем, ясное дело, иногда мандраж испытываешь. Раз  вернулись  с задания, устали, как самые последние собаки, и тут же  на  КП  полегли  на соломе как убитые. На рассвете один наш разведчик продирает глава, весь  в соломе, кошмарно заспанный, - не приведи господь! И видит: стоит спиной  к нему человек огромного роста, в плаще и  смотрит  на  немецкую  передовую. Разведчик и говорит: "Эй, каланча, что свет  застишь,  дай  лучше  бумажку закурить!" - да как потянул его за плащ  изо  всей  силы.  Тот  сел  даже, крякнул. А  потом  оборачивается,  и  разведчик  изображает  немую  сцену. Оказывается - командир  дивизии,  генерал-майор  Баделин.  Разведчик,  как укушенный, вскакивает, сдирает  с  себя  солому,  а  генерал  успокаивает: "Ничего, ничего. Силен  разведчик!  Ну  ладно.  Закуривай".  Вот  где  был мандраж, верите?

    В нише приглушенно захохотали. Кто-то спросил сквозь смех:

    - Не ты ли это был, Саша?

    - Не будем уточнять детали.

    Из ниши влажный воздух  доносил  горьковатый  дымок  папиросы,  и  этот дымок, и запах сырой земли, и эти голоса, и смех, как воспоминания,  болью коснулись Алексея, и с обостренным волнением он остановился  возле  окопа, подумал:

    "Эх, Сашка, милый Сашка, все-таки мы многое стали уже забывать!.."

    - Товарищ старший сержант, сигнал! - раздался за спиной голос Зимина. - Справа ракета!..

    Алексей отошел от ниши, быстро посмотрел в степь.

    Красная ракета взмыла над правым флангом, кроваво омыла вершины далекой рощи и, угасая, скатилась к холмам. Он крикнул:

    - Расчеты

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту