Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

107

Он  все понял теперь. Возвращаться  километров  на  двадцать-тридцать  назад  было немыслимо.

    - А ближе как-нибудь можно?

    - Ближе? - Женщина подумала. - Тут ездют, да дорога покинутая,  плохая, а кроме - речка. С грузом, должно, и не проедешь. Назад возвращаться надо.

    - А через брод машины ходят? - спросил Алексей с надеждой. - Не знаете?

    - И не знаю, милый. Давеча вроде, в погожие дни, лес возили в Марьевку. А назад - легче. Там грейдер... как стекло.

    - Ну ясно, спасибо! - И он побежал к калитке.

    Собака рванулась за ним, но Алексей уже выбежал за калитку и,  цепляясь за кусты, стал карабкаться на  насыпь  дороги,  чувствуя,  как  стучало  в висках. "Вернуться назад до Крутилихи? Это  значит  наверняка  опоздать!.. Повернуть к броду? Кто знает,  какой  он,  какие  берега?  Пройдешь  ли  с орудиями?"

    Надо было немедленно решать, а он еще не мог побороть  эту  мучительную раздвоенность.  И  когда  увидел  вблизи  силуэты  машин  с  прицепленными орудиями, загорающийся  огонек  цигарки  в  кабине  Матвеева,  неподвижную фигуру  Чернецова,  темнеющую  посреди  дороги,  в  груди    будто    что-то оборвалось, и он подумал: "Застряну, если поведу машины через брод! Но где другой выход? Что делать?"

    - Это Степановка, а  не  Марьевка,  -  со  сбившимся  дыханием  доложил Алексей,  подходя  к  Чернецову,  и  неожиданно    громко    и    возбужденно скомандовал: - Моторы!

    - Как решили вести взвод? - спросил Чернецов.

    - Поведу на Марьевку!

    - От Крутилихи!

    - Нет! Не от Крутилихи!

    - Какой же дорогой, однако?

    - Напрямик. А вы как считаете, товарищ лейтенант?

    - Я никак не считаю. Вы командир взвода, Дмитриев.

    - Есть командир взвода!  -  с  почти  отчаянной  решимостью  проговорил Алексей и влез в кабину. - До развилки - и налево! - приказал он Матвееву. - Ясно?

    - Не совсем...

    - Вперед, я сказал! Дай газ!

    Машина тронулась, набирая скорость, капли ударили по ветровому  стеклу. Алексей смотрел на дорогу до тех пор, пока не убедился,  что  на  развилке свернули влево; после  этого  сейчас  же  пристроил  фонарик  над  картой, отыскал Степановку, затем тонкую нить дороги, по которой двигалась машина; увидел реку - Красовка; возле нежно-голубой ленты - зеленый кружок рощи и, не найдя отметки брода, с выступившей испариной на лбу, внезапно  подумал: "Зачем же все-таки я рискую? Какой в этом смысл? Что я делаю?"

    - Матвеев, - тихо сказал  он,  глядя  на  карту,  -  тебе  когда-нибудь приходилось через брод с орудием?

    Матвеев посмотрел сбоку и тотчас отвел глаза.

    - Как это понимать?

    - Придется  переправляться,  -  ответил  Алексей  и  свернул  карту.  - Придется рискнуть...

    - И что ты, честное слово, выдумал? - проговорил Матвеев  и  неспокойно задвигался на сиденье. - Какой дурак шофер  в  такую  простоквашу  в  воду полезет? Загорать захотелось? Что ты с ней сделаешь, если она станет?  Ее, гробину, трактором не вытащишь. Не могу я ничего ответить на это дело.

    - Вот что, дай-ка всю скорость! - вдруг  решенно  приказал  Алексей.  - Всю! Что можно!

    Слева и справа  по  мутному  стеклу  ходили  "дворники",  в  свете  фар навстречу радиатору косыми трассами летели струи  дождя,  накаленно  гудел мотор

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту