Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

78

и лишь порой края их осторожно шевелились, когда  близкий мотор машины или дребезжание кухни, взрыв  хохота  или  звуки  солдатского говора возникали, раздавались на улице.

    - Думаю, немцы уже перестали  надеяться,  что  мифическая  армия  Венка спасет Берлин. И все же чего-то ждут в страхе,  -  ответил  Княжко.  -  По крайней мере, хозяева моего дома перепуганы насмерть, еле дышат, ходят  на цыпочках, говорят шепотом "Гитлер капут" и мелким бесом  заискивают  перед солдатами.  И  юлят  передо  мной,  как  перед  генералом.  Даже  пытаются приносить какую-то жуткую бурду "кафе" в постель. Наверняка убеждены,  что переживают нашествие  Чингисхана.  Но  немцы  есть  немцы.  Крафт!  Крафт! Преклонение перед силой.

    - А мне любопытно,  куда  смылись  хозяева  моего  дома,  -  проговорил Никитин. - Все оставлено - и никого.

    - Ну, вот тебе представитель арийской расы, легок на помине,  -  сказал Княжко, морщась. - И, кажется, навеселе.

    Навстречу, в узоре тени железной ограды, за которой неудержимо,  буйно, снежно цвела сирень, продвигался,  непрочно  ступая  по  каменным  плитам, пожилой краснолицый немец в черной паре - он приостановился вдруг,  издали приподнял шляпу, обнажил  малиновую  широкую  лысину  и  так,  не  надевая помятую шляпу,  начал  кланяться  покорно  и  подобострастно,  выговаривая заплетающимся языком:

    - Guten Morgen, Herren Offiziere, guten Morgen...  Рус  карашо,  Гитлер капут... аллес... Сталин гут, карашо, Гитлер плехо, капут, - повторял он с какой-то заведенной пьяной нелепостью заученный набор слов, пока Никитин и Княжко не поравнялись с ним, потом красное его лицо заискивающе  задрожало крупными своими морщинами. - Entschuldigen sie, bitte,  Herren  Offiziere, geben sie mir, bitte, ein Stuck Zigerette [извините,  пожалуйста,  господа офицеры, дайте мне, пожалуйста, сигарету]. Рус карашо  сигаретте...  Водка гут...

    - У тебя есть? - строго спросил Никитина некурящий Княжко. -  Дай  ему. Где он набрался, этот  ариец?  По-моему,  славяне  показали  широту  души. Наверняка.

    - Битте, - Никитин раскрыл пачку трофейных сигарет,  и  немец,  все  не надевая  шляпу,  тихонечко  кончиками  ногтей  вытянул  одну,  застонал  и сладострастно понюхал ее;  тогда  Никитин  сказал:  -  Возьмите  несколько штук... А, черт, как это по-немецки? Bitte, nehmen  Sie  noch  Zigaretten, bitte, bitte! [Пожалуйста, возьмите еще сигарет, пожалуйста, пожалуйста!]

    - О!  Nur  zwei  Zigaretten,  danke  schon,  danke  schon  [только  две сигареты, большое спасибо, большое спасибо], - заговорил благодарно  немец и так же аккуратненько взял вторую сигарету, рассмотрел пачку и воскликнул с притворным недоумением: - О, "Juno", deutsche Zigaretten!  Danke  schon, entschuldigen Sie, bitte, Herr  Offizier  [О,  "Юно",  немецкие  сигареты! Большое спасибо, извините, пожалуйста, господин офицер], Гитлер капут! Auf Wiedersehen!.. Рус карашо!

    И, держа над потной лысиной шляпу,  немец  долго  стоял  возле  ограды, оборачивался, провожая Никитина и Княжко улыбкой вставных зубов.

    - Рус карашо, водка гут. Вот, оказывается, что,  -  сказал  Княжко,  на ходу гибким телом гимнаста подтянулся, сорвал за оградой  веточку  сирени, вдохнул ее дошедший

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту