Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

77

будут. И стрелка секундная есть.

    - Ничего немецкого не беру, - суховато ответил Княжко. - Насколько  мне известно, Меженин, это предпочитают делать похоронные команды.

    - Новенькие, товарищ лейтенант, как из магазина. Не с руки сняты!

    - Не имеет значения.

    - Ясны-ыть, - протянул Меженин неопределенно. - Дело  полюбовное,  кому попа, а кому попадью. Наш лейтенант тоже с принципами. Засек!

    Сощуриваясь, он завел, послушал часики и, разочарованный, бросил их  на стол, они звякнули меж груды коробочек.

    - Ну и прекрасно, - Княжко повернулся к  Никитину.  -  Ты  позавтракал, вижу? Пройдемся к орудиям. День сегодня отличный. Совсем летний.

    - Просто великолепный день, - согласился Никитин и, надевая выстиранную вчера пилотку, предупредил  Меженина:  -  Если  из  штаба  будут  звонить, сообщить немедленно.

    - Не аристократично,  но  неплохо  придумано,  -  сказал  перед  дверью Княжко, кивнув в угол столовой, где усердный Ушатиков на корточках  кормил кошку из крышки немецкого котелка, старательно  соскребывая  с  солдатских тарелок остатки пшенной каши.

    Был час полного утра, тихие улочки  провинциального  немецкого  городка были по одной стороне горячи, знойны, затоплены солнцем, по другой стороне лежала тень, еще прохладная, еще по-весеннему чуть сыроватая, и  здесь,  в прохладном воздухе, был особенно густо разлит  сладковатый  аромат  ранней сирени, белой, пышной, отяжеленно свисавшей над железными оградами. И этот текущий по тротуарам дурманный дачный запах уже смешивался с  неожиданными для покойных улочек дымками солдатских кухонь,  бензиново-пыльным  запахом машин, стоявших цепочкой вдоль обочин подсохших мостовых.

    Мирный городок этот давно проснулся, ярко краснел черепицей, золотились стволы сосен, раздавались начальственные голоса старшин во дворах, занятых полковыми хозяйствами, гремели поварские черпаки о нутро отмываемых  после завтрака котлов, кое-где в  глубине  окраинных  садов  отдаленно  завывали моторы  тыловых  машин.  На  площади  возле  кирхи  и  вокруг  на  удочках появлялись группами солдаты, совсем по теплу, без шинелей,  без  ватников, ходили посредине мостовых, с интересом разглядывая чужие вывески пансионов под  голландскими  фонариками,  женские  шиньоны  в  зеркальных    витринах парикмахерских, опущенные жалюзи закрытых  пивных  баров,  уютно  отдыхая, покуривали, сидели на каменных плитах, гладких ступенях кирхи, грелись  на солнцепеке, переговариваясь, задирали то и дело головы к острой готической высоте ее кровли, купающейся в теплой голубизне неба.

    -  Веселый  городок,  -  сказал  Княжко,  чаще,  чем  Никитин,  козыряя встречным солдатам. - Уютно жили. И вообще - прекрасное время, май!

    Никитин спросил:

    - Но где бюргеры, скажи ты мне? В подвалах сидят? Попрятались все?  Или сбежали, как мои хозяева?

    Это был, по всей видимости,  типичный  курортный  городок,  чистенький, удобный, вымытый,  с  множеством  маленьких  магазинчиков,  ресторанчиков, баров и пансионов, куда на лето  выезжали,  наверное,  отдыхать  берлинцы, однако сейчас немецкая речь нигде не слышалась тут, и хотя солдаты,  заняв дома, жили в квартирах вместе с  хозяевами,  повсюду  на  окнах  были  еще задернуты шторы,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту