Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

93

("Ты  у  меня    сильный,    должен помогать"), то сидела у стола  под  лампой,  наклонив  гладко  причесанную голову, и прозрачные серьги тихонько покачивались в ее ушах.

    Он мог лежать на спине и час и два, не пошевельнувшись.  Иногда  только глаза его смежались, брови вздрагивали, и  он  чувствовал  горячую  горечь слез в горле.

    День отгорал, наступал вечер - сизые сумерки вползали в  казарму,  тени скоплялись по углам, потом становилось совсем темно,  на  плацу  вспыхивал фонарь, бросал отблески на окна, но Алексей не вставал, не зажигал  света. У него не было сил подняться, повернуть выключатель, сделать  что-то;  ему было  все  равно:  день,  сумерки,  свет,  темнота.  Время  потеряло  свое значение. Мамы не было. Самое страшное, то, что не должно было,  не  имело права случиться, случилось...

    К концу второго дня приехал из лагерей  помстаршина  Куманьков.  Увидев Алексея, одного, лежащего на  койке  посреди  оголенных  коек  взвода,  он удивленно спросил:

    - Ты чего?

    Алексей не отозвался.

    - Ты что? Заболел? Тебя же с пушкой оставили...

    - Оставили.

    - А ты чего лежишь?

    - Так.

    - Вернулся уж из мастерских?

    - Да.

    - Подожди, подожди, - заволновался Куманьков. - Ты когда вернулся?

    - Вчера или... позавчера...

    - Заболел, что ль, ты? Как же ты без столовой тут? Есть хочешь?

    - Не хочу.

    - А с пушкой как?

    - Никак. - Алексей отвернулся.

    - То есть как "никак"? Ты, парень, подожди. Что это ты?  Я  за  орудием приехал. Или захворал никак совсем? И слова у тебя  какие-то...  На  каком основании? Мы, стало быть, сейчас... это самое... то есть...

    Куманьков беспокойной рысцой выбежал в коридор и через несколько  минут вернулся; в руках у него была  связка  ключей  и  градусник  -  принес  из каптерки.

    - Ты, стало быть, Алексей, температуру проверь, а я, стало быть, сейчас в санчасть... - убеждая, заговорил он и стал настойчиво  совать  градусник Алексею. - Как же  ты  лежишь  один  -  как  это  понимать?  А  мы  сейчас температурку выясним - и в санчасть. А я, стало быть, всю жизнь не  болел, устав не позволяет, - Куманьков захихикал. - Я этих врачей до огорчения не люблю, в детстве у меня грызь определили, а до сих пор -  ничего,  никаких оснований! Но бывает, чего там, бывает!

    Он, видимо, хотел успокоить, ободрить его, с уверенным видом уселся  на койку, но Алексей вяло проговорил:

    - В санчасть не ходите. Врача  не  надо...  -  Он  смежил  веки,  слезы потекли по его щекам, он резко повернул голову  к  стене.  -  Какое  число сегодня? - спросил сдавленно.

    - Четырнадцатое, стало быть, - уверительно откликнулся Куманьков,  видя измененное болью лицо Алексея, и на цыпочках вышел.

          12

    Первый дивизион располагался в лесу.

    Брезентовые палатки весело  белели  среди  деревьев.  Целый  городок  с улочками, линейками, с небольшим плацем-поляной, с волейбольной  площадкой и открытой столовой вырос здесь, в сорока километрах от города.

    По утрам на ранних зорях весь лес трещал и звенел от  птичьего  гомона. Лукавые щеглы, подражая соловьям, начинали щелкать с конца ночи, и озябшие часовые  во  влажных  от  росы  шинелях  глохли  на  рассвете  от    лесных состязаний. Птицы встречали

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту