Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

88

что-то    происходит:    ты    или    стал сентиментален, или до одурения рассеян. Впрочем, каждый  по-своему  с  ума сходит.

    - Ты так считаешь?

    - Да, кстати, знаешь новость? Мне  в  штабе  сказали:  готовится  новый послевоенный устав. Офицер перед женитьбой должен представить свою невесту полковой даме, жене командира полка. В обязательном порядке.  Кроме  того, офицер должен знать иностранные языки, хороший  тон...  И  поговаривают  о новой форме для разных родов войск. Неплохо?

    Алексей смутно слышал Бориса; покусывая стебелек ромашки, он  глядел  в небо и думал о своем. Его гимнастерка еще слабо хранила лесные запахи  той просеки и свежего сена, когда они сидели возле  костра.  Та  гроза  и  тот вечер жили в нем - и будто вокруг, как в дреме, стучали  тяжелые  капли  в последождевой тишине, и в этой тишине он вспоминал Валин смех,  ее  глаза, ее неумелые губы. Он был  потрясен  этим  новым  чувством,  которое  жизнь превращало в непрекращающийся праздник.

    А в эти дни, училище готовилось к выезду  на  летние  квартиры,  и  все огневые взводы чистили материальную часть: орудия, боеприпасы, дальномеры; батарейные старшины  получали  на  складах  брезентовые  палатки,  лопаты, котелки, фляги - готовились к тактическим учениям, к боевым  стрельбам  на полигоне. Говорили, что дивизионы выедут  в  лагеря  надолго,  до  поздней осени.

    Предстоящая  разлука  с  Валей  заставила  Алексея  тщательно    изучить телефонную книжку в соседней от  училища  автоматной  будке.  Он  позвонил вечером  и,  ожидая,  когда  снимут  трубку,  водил  пальцем  по  темному, запыленному стеклу; там, отражаясь, загорался и гас огонек папиросы.

    - Попросите Валю, - сказал Алексей и подумал: "Что она  делает  сейчас? Где она?"

    - Я слушаю, - проговорил знакомый голос в трубке. - Кто  это?  Алексей? Здравствуй! Извини, я сразу не узнала. Откуда у тебя номер телефона?

    - Пришлось прочитать талмуд в автомате.

    - Бедный... Можно было сделать  легче  -  узнать  у  дежурного  телефон капитана Мельниченко.

    - Валя, мы уезжаем. Надолго, - сказал он как можно спокойнее.

    - Я знаю, - ответила она. - Я думала об этом...

    - Я тебя не увижу очень долго.

    - И я тебя.  Это  ужасно,  Алексей.  Надо  дожить  до  октября,  -  она помолчала. - Это так долго, Алеша!..

    - До свидания, Валя! Я позвоню еще. - Он повесил трубку, чувствуя,  как упал ее голос, ответивший ему:

    - Я буду ждать твоего звонка. До свидания, Алеша.

    Утром, сразу же после завтрака, его вызвали  к  командиру  батареи.  Он взбежал по лестнице на четвертый этаж, спрашивая себя:  "По  какому  делу? Зачем?"

    Капитан Мельниченко, в белом кителе, стоял  у  окна,  тыльной  стороной ладони поглаживал выбритый подбородок; было  хорошо  видно  его  озаренное ранним солнцем спокойное, темное от загара лицо. Алексей  знал,  что  Валя сестра комбата, и вошел в канцелярию с отчетливо мелькнувшей мыслью о том, что вызывают его не случайно, -  и,  доложив  о  себе,  ждал  первых  слов капитана, внутренне напряженный.

    - Сегодня батарея выезжает в лагеря, - сказал Мельниченко. -  Вместе  с дивизионом. Из нашей батареи в лагерь отправляются три  орудия,  четвертое остается здесь.

    - То, что в ремонте?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту