Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

84

пахло нагретой  травой;  на  тонких  ногах  ромашки  покойно  дремали  под солнцем.

    Полтора часа назад они взяли на водной станции маленькую плоскодонку  и отплыли далеко от города; здесь лес подступал к реке  вплотную,  и  коряги купались у берега, изламываясь в ее зеленой глубине.

    И вот сейчас они сидели на вершине холма, и, как тогда,  в  Новый  год, время остановилось.

    Валя сорвала возле своих ног самую  крупную  ромашку;  в  желтизне  ее, впившись, хлопотливо возился полосатый шмель, сказала:

    - Ишь какой, - и, стряхнув шмеля, провела ромашкой по губам -  лепестки подрагивали от ее дыхания, - спросила: - Вы  любите  цветы?  -  Покосилась краем глаза на Алексея. - Не конский щавель, конечно, а вот такие?

    Алексей слушал ее голос  и  почему-то  думал,  что  совсем  недавно  на карпатских лугах он видел другие ромашки, забрызганные кровью,  черные  от пороховой гари, а Валя этого не знала и, наверное, никогда не узнает.  Она просто сидела сейчас, натянув на колени платье, и, как будто войны никогда не было, спрашивала, любит ли он цветы, и,  спросив,  поднялась,  вошла  в белый островок лениво разомлевших на солнцепеке ромашек, подобрала платье, опять села.

    Она с серьезным лицом искала что-то перед собой, и  он  смотрел  на  ее движения; на кончиках опущенных ресниц лежала тонкая цветочная пыльца.

    - Вы не суеверный? - спросила Валя, взглянув строго. - Помните, в Новый год вы сказали о числе тринадцать? Что это  была  за  примета  -  нечетное число?

    - В приметы верил на фронте, - ответил Алексей. - Сам не  знаю  почему. Теперь - нет.

    - Ну то-то! - Она откинула волосы и протянула ему руку. - Идемте в лес. А то я здесь не нашла ни одной нечетной ромашки.

    Ее ладонь крепко стиснула его пальцы, и он, не рассчитав силы,  потянул Валю  к  себе.  Она  тоже  готовилась  подняться  сама,  но,  вскочив,  не удержалась, качнулась к Алексею, и он легонько, на миг, обнял  ее,  ощутив ее щекотное дыхание на щеке.

    - Пожалуйста, пустите! - сказала Валя. - Не так получается. Я сама...

    Здесь, в прибрежном лесу, было душно и жарко, на  траве  лежали  желтые солнечные пятна; меж кустами  дикого  малинника  среди  лиственной  духоты сонно гудели золотистые мухи. Сразу же в этих кустах Валя нашла  гнездо  - теплое, аккуратное,  круглое,  прикрытое  листьями,  -  в  нем  тихо,  как преступники, прижавшись друг к другу, сидели  оперившиеся  птенцы,  и  она воскликнула:

    - Смотрите! А где мать? Где мамаша, я вас спрашиваю? Они одни?

    Птенцы завозились в гнезде, повернули головы  к  ней  и  подняли  такой тревожный писк, что Валя расхохоталась.

    - Глупые, не трону я вас, только  погляжу,  -  ласково  сказала  она  и погладила испуганных птенцов по головам пальцем.

    Птенцы замерли, затем один из них,  затоптавшись,  покосился  на  Валин палец  черной  росинкой  глаза  и  клюнул  довольно  воинственно,    дернув взъерошенной шейкой.

    - Спасибо, милый, - сказала растроганно Валя и посмотрела на Алексея. - Бежим отсюда, а то прилетит мамаша - и нам несдобровать...

    Запыхавшись от бега, они остановились на поляне,  полосами  зеленой  от сочной травы, красной от дикого  клевера.  Раскрасневшаяся  Валя  опустила руки, тихо сказала:

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту