Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

83

топографии гремит музыка. Полукаров опять начинает объяснять и водить вконец одуревшего ученика меж столов,  показывая  премудрые  па,  а неуклюжий Нечаев спотыкается, ставит ноги не туда,  куда  надо,  и  вообще напоминает паровоз, который сошел с рельсов и теперь  испускает  последний пар.

    В самый разгар этих учений в классе появляется Степанов с  грудой  книг под мышкой; у него такое лицо, как будто он только что спал.

    - Товагищи, что это такое? - говорит он, картавя, потирая круглую  свою голову. - Сидел, сидел в читальне - и слышу,  будто  в  классе  топоггафии лошадей водят. Ужасный ггохот. Это что у вас - ипподгом?

    И, обращаясь к Алексею, спрашивает:

    - Ты любишь танцы, Дмитгиев? - и глядит в окно на  жарко  пылающий  над крышами закат; взгляд его рассеян.

    - Я плохо танцую, Степа.

    - А я не люблю. Не понимаю.  Тгатить  на  это  вгемя?  Ужасная  егунда! Человек живет каких-нибудь шестьдесят лет. И не успевает многого узнать  и сделать за свою жизнь. А это егунда, ужасная егунда. Вот,  Бисмагка  взял. Стгашная философия уничтожения у этого человека.  Фашисты  многое  у  него пегеняли. Надо знать философию загождений войн.

    - Дежурный по  батарее,  к  выходу!  -  доносится  команда  дневальных, перекатываясь по этажам. - Старшего сержанта Дмитриева - к выходу!

    Придерживая шашку, Алексей бежит по  коридору  мимо  пустых  классов  в жилой корпус, соединенный с учебным застекленным переходом.

    А в распахнутые училищные окна с улицы вливаются звуки самых  различных мелодий, рожденных войной, - как только наступал вечер, в городе  начинала звучать музыка: отдаленный духовой оркестр в парке не заглушал  патефонные ритмы во дворах и ставшие входить в моду аккордеоны. Уже  возвращались  из госпиталей Берлина и Вены первые демобилизованные по ранениям  солдаты,  и все жили ожиданием тех, кто должен был вернуться  с  далеких  и  замолкших фронтов. Говорили: май - месяц победы, июнь - месяц ожидания и надежды.

    Алексея же вызвали потому, что стали возвращаться из города уволенные.

    В двенадцатом часу вернулся Дроздов.

    - Встретил? - спросил Алексей.

    - Встретил, - ответил Дроздов и снял фуражку, лицо было усталым.

    - Ну, Толя, должно быть, она тебя не узнала! -  сказал  Алексей  и,  не ожидая ответа, спросил:  -  Куда  она  поехала?  (Дроздов  ответил.)  Ого! Расстояние!

    В коридоре они сели на подоконник возле курилки, из ленкомнаты долетали нестройные звуки пианино. Передвинув жесткий ремень  и  положив  шашку  на колени, Алексей помял в руках темляк, спросил:

    - Удачно?

    - Все получилось как в старых романах. Она вышла замуж, едет с мужем на место работы. И это все.

    - Так зачем же ей нужно было встречаться с тобой?  -  Алексей  с  силой сбросил с коленей забренчавшую о паровую батарею шашку. - Вышла замуж -  и еще присылает телеграмму!

    Дроздов вынул из кармана гимнастерки свернутый листок, сказал:

    - Это тебе. Я случайно встретил Валю в парке.

    Алексей взял записку и, прочитав ее, спрыгнул с подоконника.

    - Я совершеннейший дурак, Толька!

          9

    Отсюда видна была река с лесистым противоположным берегом,  с  песчаной отмелью, над которой, визжа, носились чайки; а тут, на холме,  было  тихо,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту