Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

80

и  он  медленно  бродил  по  улицам, равнодушно и слепо глядел на прохожих, на зажженные витрины; потом так  же бесцельно  остановился  на  площади,  где  над  крышей  дома  стремительно перебегали, гасли и светились неоновые буквы кинорекламы:  "В  "Орионе"  - "Небо  Москвы";  тут  возле  яркого  подъезда  кинотеатра  на  углу  бойко продавали цветы, жареные семечки, табак и папиросы;  парень  в  заношенной гимнастерке, с подвижным лицом, на костылях топтался на ступенях, провожая прохожих смешливыми глазами, выкрикивал сипловато:

    -  Ас-собый,  ас-собый!  Только  по  пятерочке,  только  по  пятерочке! Покупайте,  братцы,  братцы-ленинградцы!  Товарищи,  подходи,    друга    не подводи! "Казбек"  есть!  Рубль  штучка,  на  пятерку  -  кучка!  Покупай, товарищ, "Казбек" с разбегу! - Он заметил Дроздова. - Берешь?

    - Ты, парень, из Ленинграда? - для чего-то спросил Дроздов.

    - А это чтоб складно было... Покупай,  друг,  подходи,  фронтовиков  не подводи! - Парень превесело стал пересыпать золотистый табак из  ладони  в ладонь. - Бери, в карман клади, фронтовику вдвое сбавлю цену и глазами  не моргну! Бери, кореш...

    И почти машинально Дроздов взял  штучных,  машинально  заплатил  десять рублей, потом, пошарив по карманам, добавил еще пять, сказал:

    - А вообще - твое ли это дело?

    На подвижном лице парня отразилось удивление.

    - Спасибо, друг!  Фронтовая  дележка.  Понимаю.  А  я,  фронтовичек,  в девяносто второй гвардейской служил... Под Генераловкой - миной!.. Пришел, брат, женился, деньжонок не хватает.

    И он, спрятав деньги в  нагрудный  карман,  снова  закричал  зазывно  и доброжелательно:

    - Ас-собый, ас-собый!..

    Дроздов миновал квартал, свернул в какой-то темный,  узкий  переулок  с нависшими деревьями над тротуаром, затем опять вышел на освещенную улицу и как-то поразился вдруг, вспомнив парня на костылях:  из  городского  парка совсем по-мирному доносились звуки оркестра, как будто  войны  никогда  не было.

    Дроздов увидел залитую огнями арку, увитый вьюнами забор, капли  желтых фонарей, горевших вдоль песчаных дорожек,  праздничные  потоки  народа  на липовых аллеях.

    Затем он сидел против летней эстрады-купола,  где  играл  симфонический оркестр. Было свежо, ветрено, пахло липой, близкой водой. Все скамьи перед эстрадой были заняты, сбоку и позади рядов стояли; дымки  папирос  овевали головы мужчин. Вокруг зааплодировали, на  эстраде  дирижер  раскланивался; как у птицы крылья, растопыривались фалды его фрака. Справа лысый  мужчина не без нервозности поправил очки и оглушительно захлопал,  ерзая,  кряхтя, толкая Дроздова локтем; слева светловолосая девушка с  книгой  на  коленях сидела безучастно, задумчиво подперев пальцем висок,  и  глядела  на  огни рампы.

    Дроздов закурил, дымок папиросы пополз в сторону  девушки,  она  отняла руку от виска, мельком посмотрела на пего серыми глазами,  и  он,  погасив папиросу, сказал глухо:

    - Простите.

    -  Пожалуйста.  -  Девушка  чуть-чуть  кивнула,  и  внезапно  брови  ее дрогнули, она сказала шепотом: - Я  вас  знаю,  кажется...  Вы  из  первой батареи, из артиллерийского училища? Я не ошиблась?

    - Нет.

    - Я видела вас в госпитале. Вы приходили к Дмитриеву?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту