Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

78

загудел паровоз; сразу  же  щелкнуло,  захрипело  радио,  и  в  этом  реве паровоза едва можно было расслышать, что поезд номер пятнадцатый прибывает к первой платформе.

    Дроздов с медленно ударяющим сердцем пошел по перрону.

    Справа, в  коридоре  между  темными  составами,  появился  желтый  глаз фонаря. Он приближался... Розоватый от  заката  дым  струей  вырывался  из трубы паровоза. Здание вокзала загудело, вздрогнуло. Потом обдало  горячей водяной пылью, паровоз с железным грохотом пронесся мимо, и, замедляя бег, замелькали, заскользили перед глазами пыльные зеленые вагоны  с  открытыми окнами.

    "В каком же Вера? - стал с лихорадочной быстротой  вспоминать  Дроздов, все время наизусть помнивший текст телеграммы, и, тут же  поймав  взглядом проплывший мимо него вагон N_8, перевел дыхание: - В этом! В восьмом..."

    Поезд остановился,  и  Дроздов  начал  протискиваться  сквозь  хаотично хлынувшую по  перрону  толпу  солдат  и  встречающих,  глядя  вперед,  где появлялись, двигались и мелькали взволнованные, красные лица, и  в  ту  же минуту увидел Веру, даже не поверив, что это она.

    Но она выходила из тамбура вагона; осторожно переступая ногами, держась за поручни, она спускалась по ступеням и при этом вглядывалась  в  кишащую вокруг толпу, как бы заранее улыбаясь. А  он,  увидев  ее,  не  мог  сразу подойти, окликнуть, он будто не узнавал  ее:  в  этом  очень  узком  сером костюме, в ее косах, уложенных на затылке в тугой прическе, в ее недетском красивом лице, в, ее движениях и этой словно  приготовленной  улыбке  было что-то новое, непонятное, взрослое, незнакомое ему раньше. Неужели это она когда-то написала, что относится к нему, как Бекки Тэчер к Тому Сойеру?

    - Вера!

    Она вскрикнула:

    - Толя... Анатолий! - И на мгновенье замолчала, вскинув  на  него  свои светлые, увеличенные глаза с изумлением. - Как ты  возмужал!..  И  сколько орденов! Здравствуй же, Толя!..

    Тогда он, не находя первых слов, не  в  силах  овладеть  собой,  молча, сильно, порывисто обнял Веру, долго не отпускал  ее  сомкнутых  губ,  пока хватило дыхания.

    - Толя, подожди, Толя!..

    Она оторвалась, откинула голову, и  он,  увидев  на  ее  лице  какое-то жалкое, растерянно-мучительное выражение, выговорил:

    - Как ты здесь? Как?..

    - Я?.. Проездом! Из Москвы!  -  Она  постаралась  оправиться  и,  точно боясь, что он еще что-то спросит, что-то сделает, сказала  поспешно:  -  Я узнала твой адрес от мамы. Я узнала...

    - От кого?

    - От твоей мамы. Я заходила к вам перед отъездом.

    - Вера, куда ты едешь?

    - Далеко, Анатолий... Почти секрет!

    - Вера, куда ты едешь? И потом - ты гость, а я встречающий! Могу я быть гостеприимным? Не скажешь - просто не отпущу тебя! Я не буду  раздумывать! Я четыре года тебя не видел!

    Она носком туфли потрогала камешек на перроне.

    - Поздно... Ох, как поздно! - и принужденно нахмурилась. - Надеюсь,  ты не оставишь меня без моих чемоданов? Толя, ты опоздал! Я еду в Монголию... Я ведь геолог, Толя...

    - В Монголию?! Нет, Вера, пойми, ты останешься на сутки!  Сутки  -  это пустяки! - как в бреду заговорил Дроздов и решительно шагнул к  вагону.  - Мы должны обо всем поговорить! Так надо! Где твое купе? Ты остановишься

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту