Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

77

показать себя образцовым младшим  командиром.  А вы сейчас начинаете  портить  свое  будущее.  Разумеется,  любить  хорошую девушку вам никто не запрещает. Но если это мешает службе и заставляет вас самого нарушать порядок, тот, который вы сами обязаны  поддерживать,  -  я подумаю, оставлять ли вас старшиной.  В  дивизионе  есть  достойные  люди, Брянцев!.. Спокойной ночи!

    Градусов положил трубку, а Борис все стоял у  телефона,  чувствуя,  как колючий холодок охватывает его всего.

          7

    Поезд прибывал в десять часов вечера, и Дроздов уже минут  сорок  ходил по тесному и грязному зданию вокзала.

    Везде сидели, вповалку лежали люди, играли в домино, иные тут  же  пили чай; по залам суматошно бегали демобилизованные солдаты  с  разгоряченными лицами, в распахнутых, без погон и ремней  шинелях,  требовательно  искали военного  коменданта;  вокзал  весь  гудел,  стонал,  сотрясаясь  от  рева проходивших паровозов, черный дым стлался за широкими окнами.  Истомившись в ожидании, Дроздов тоже стал искать дежурного и наконец  с  трудом  нашел его - тот, задерганный, вялый, стоял посреди  напиравшей  со  всех  сторон толпы, с видом привычной сдержанности отвечая на вопросы, - и  нетерпеливо спросил его, как будто дежурный мог поторопить  время,  не  опаздывает  ли московский поезд.

    - Все идет по расписанию. Все идет по расписанию, - однотонным  голосом ответил дежурный, и видно было: вопросы эти давно надоели ему.

    Потом,    чтобы    как-нибудь    скоротать    время,    Дроздов    попробовал разговориться  с  заросшим  щетинкой  демобилизованным  пожилым  солдатом, который с потным, довольным лицом отхлебывал  чай  из  фронтовой  жестяной кружки.

    - Ну как, теперь домой? - спросил Дроздов.

    - Домо-ой, - обрадованно  протянул  солдат  и  громко  откусил  кусочек сахару. - Отвоевался. В Воронеж двинем. А как же! По  дома-ам...  А  тебе, сержант, трубить, значит, еще?

    - Что?

    Он не мог ни на чем сосредоточиться - и толкового разговора с  солдатом не получилось. За несколько минут до поезда Дроздов  вышел  на  платформу; после духоты вокзала обдало  свежестью  -  весь  запад  пылал  от  заката, зловеще и багрово горели стекла вокзала, и багровы были лица  носильщиков, равнодушно покуривающих на перроне.  Впереди,  уходя  в  туманную  степную даль, уже мигали, мигали среди верениц вагонов красные, зеленые огоньки на стрелках, там тонко и тревожно вскрикивали маневровые  "кукушки".  Дроздов подошел к пыльным кустам акации,  облокотился  на  заборчик.  Здесь  пахло вечерней листвой, и этот запах мешался с паровозной гарью, нефтью и  дымом - это был особый, будоражащий запах вокзала,  железной  дороги,  связанный почему-то со смутной грустью детства.

    Вдруг на платформе произошло неспокойное движение, люди густо  повалили из  дверей  вокзала;  с  мягким  шумом  прокатила    тележка:    "Па-азволь, па-азволь!.." Тотчас прошел дежурный в фуражке с красным верхом.  Какая-то озабоченная женщина в сбившемся на плечи  платке  суетливо  заметалась  по платформе, кидаясь то к одному, то к другому:

    - Гражданин, тридцатку не разобьешь, брата я провожаю, тридцатку бы!..

    Где-то  совсем  близко,  за  огоньками  стрелок,  предупреждающе  мощно

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту