Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

70

голова Дроздова откинулась.

    - Братцы, это ж избиение! - закричал Гребнин. - Куда смотрит судья?..

    А Дроздов упал  спиной  на  канаты,  прикрыв  грудь  перчатками,  потом опустился на одно колено, обмяк, лег на бок, щекой  к  полу;  Борис  стоял перед ним, тяжело дыша.

    - Раз, два, три, четыре... - отсчитывал рыжий судья,  отмахивая  рукой, глядя на Дроздова остри и ждуще, - пять...

    - Дроздо-ов! Толя-а! - заревел кто-то диким голосом. - Встать! Встать!

    - Семь... - отсчитал судья.

    - Дроздо-ов! О-ох!.. - прокатилось по залу, и раздались громкие хлопки.

    Было удивительно, что на восьмом счете Дроздов медленно поднялся, левой перчаткой откинул волосы с виска и сделал два  шага  вперед,  взглянув  на Бориса упрямо  и  серьезно.  Тот,  со  всхлипом  переводя  дыхание,  ждал, покачиваясь от  нетерпения.  Он  никак  не  мог  отдышаться.  Он  старался улыбнуться, выказывая каучуковую накладку на зубах.

    Всем телом собираясь к атаке, гибко  нырнув,  нанося  почти  незаметные удары, Дроздов заставил его отступить на несколько шагов назад и сейчас же снова нанес удар левой рукой. Это была великолепная серия.  Зал  охнул  от неожиданности.  Борис,  изумленно  вскинув  брови,  Прикрылся,  не    сводя испытующего  взгляда  с  лица  Дроздова,  осторожно  отходил  в  угол,    с ожесточением защищаясь, - он, очевидно, не ожидал  этой  атаки.  Обливаясь потом, он жадно заглатывал воздух.

    В зале тишина.

    После одного удара Борис упал спиной на канаты, но  тут  же  пружинисто вскочил на ноги и  стоял  оглушенный,  ожидая  следующего  удара.  Дроздов сделал движение к противнику. Борис закрылся перчаткой. Внезапно лицо  его приняло какое-то новое выражение, взгляд остановился, как  припаянный,  на белой, незагорелой полоске ниже груди Дроздова, и губы сжались.

    В зале закричали, засвистели, возник шум. Гребнин  ничего  не  понял  - впереди подпрыгнули сразу несколько человек и головами загородили Дроздова и Бориса. Когда же Гребнин протиснулся к самой площадке,  то  увидел:  оба они сидели на стульях в разных концах ринга, и Борис, откинувшись, потирая перчаткой потную,  вздымавшуюся  грудь,  прерывисто  вбирал  ртом  воздух. Вокруг неистово кричали: "Брянцев! Дроздо-ов!" С бледным лицом, слушая эти крики, Борис рывком встал, пошатываясь, подошел к Дроздову, обнял  его  и, как бы обращаясь к залу, сбившимся голосом выговорил:

    - Спасибо, Толя, за прекрасную атаку!..

    Алексей улыбнулся. Ему было ясно: Дроздов обладал хорошей техникой, без всякого сомнения, тем не менее  казалось  странным  слышать  это  открытое признание Бориса: его великодушие непонятно было.

    Тут Гребнин, наконец пробравшись к Дроздову, пожал его влажный локоть и сказал, что его вызывают в штаб училища. Дроздов спросил:

    - По какому поводу?

    Гребнин ответил, что не имеет понятия.

    - Ты, Борис, все-таки защищаешься  однообразно.  У  тебя  хороший  удар справа, но ты не используешь все  комбинации,  не  экономишь  силы.  Левая сторона у тебя открыта.

    Дроздов говорил это, стоя  под  душем,  растирая  ладонями  мускулистое тело; он ощущал, как струи плещут по спине, по плечам, омывая бодрой силой здоровья, как ветерок веет в открытое окно душевой  и  солнце 

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту