Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

68

в  районе  магнитной аномалии, приборы врут. Ваши действия?

    Алексей медлил, преодолевая желание вытереть испарину на лбу.  "Что  за вопросы он задает? Почему он спрашивает именно это?"

    - Ну что же вы, курсант Дмитриев? Так, понимаете, хорошо отвечали...

    - Товарищ майор, - внезапно сказал Алексей. - Этих вопросов я не  видел в программе...

    Подняв брови, Градусов выпрямился, отчего  качнулся  графин  на  столе, солнечный блик испуганно заскользил, запрыгал по доске.

    - Курсант Дмитриев! - внятно произнес он. - Да,  я  задаю  вам  вопросы сверх программы. Но  вы  пропустили  несколько  месяцев  занятий,  и  наша обязанность проверить ваши знания. Вы можете отвечать или не отвечать.

    - Хорошо, я буду отвечать на все ваши вопросы. На Курской дуге  были  и такие случаи: направление стрельбы определяли  по  звездам,  по  луне,  по направлению железнодорожных рельсов. Так было однажды ночью, когда буссоль не только врала, но и была разбита, а на разъезде стоял  немецкий  эшелон, по которому мы вели огонь. Что касается магнитной аномалии...

    - Достаточно! - Градусов похлопал указкой по ладони. - Вы свободны.

    Как только Алексей положил на стол билет и вышел из класса, Градусов  в раздумье наклонился к капитану Мельниченко, проговорил:

    - Похоже, с характером? А? Орешек, как вижу. Непрост...

    - Да, - ответил Мельниченко.

    Отлично чувствовать  себя  свободным  после  трудного  экзамена,  когда кажется: сотню километров шел с грузом на плечах, тропа круто  поднималась в гору, но все же ты взобрался на вершину,  и  там  открылся  светоносный, вольный простор; груз сброшен, впереди несколько  часов  счастливого,  без забот времени! Тогда особенно хочется,  фыркая,  смеясь  от  удовольствия, постоять  минут  десять  под  прохладным  душем,  с    чувством    беспечной облегченности сыграть в волейбол или же независимо  потолкаться  в  шумной курилке среди еще не сдавших экзамена.

    Да, артиллерия сдана, и все оказалось не таким сложным, как могло быть, и вообще  -  жизнь,  лето  и  солнце  прекрасны,  девушки  красивы,  майор Красноселов  снисходительно-мягок,  Градусов  полон    отеческой    доброты. Поэтому Гребнин, шагая  по  коридору,  попробовал  сначала  запеть,  потом захотелось разбежаться и  подпрыгнуть,  качнуть  люстру,  чтобы  тоненькие сосульки хрустально зазвенели: "Четыре, четыре".

    Возле  каптерки  он  встретил  официантку  из    курсантской    столовой, молоденькую, статную Марусю - она, дробно  перестукивая  каблуками,  несла поднос, накрытый салфеткой. Гребнин догнал ее и пропел:

    - В этом доме, Маруся, в этом доме, Маруся...

    - Видать, Сашенька, сдал, ежели песенки запел?

    - Кто сказал, что нет? - Он очень  деликатно  попытался  обнять  ее  за плечи.  -  Марусенок,  в  воскресенье  беру  увольнительную  и  в    восемь ноль-ноль, как всегда!

    - Еще не раздумал, офицер, с подавальщицей на танцы ходить? -  спросила Маруся дерзко. - Или одни слова?

    - Чтобы мне вверх ногами перевернуться, Марусечка! Слово  разведчика  - закон!

    И он гибко встал на руки, пошел по коридору вверх ногами,  рассыпая  за собой содержимое карманов.

    - И-и, офицер! На голове ходит! - прыснула Маруся. - Карманы-то держи!

    В кубрике

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту