Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

64

покрутил в пальцах очки. - Затем ты продолжаешь  развивать  свою мысль, не приближаясь к прямому  ответу,  но  все  время  делая  вид,  что приближаешься. Надо, Саша, говорить увлекаясь, горячиться  и  ждать,  пока тебе  скажут:  "Достаточно".  Тогда  ты  делаешь    разочарованный    вздох: "Слушаюсь". Пятерка обеспечена. Главное - шарашишь  эрудицией  вот  еще  в каком смысле...

    Как следует "шарашить эрудицией",  Алексей  не  расслышал,  потому  что дневальный громоподобно оповестил:

    - По-одъе-ем!

    Вокруг было  настоящее  лето,  с  солнцем,  горячим  песком  пляжей,  с прохладными мостками купален, с зеленой водой, но в училище шли  экзамены, и все прекрасное, летнее было забыто. Во всех коридорах  учебного  корпуса толпились курсанты из разных батарей.  В  классах  -  тишина,  а  здесь  - приглушенное  жужжание  голосов;  одни  торопливо    дочитывали    последние страницы  конспекта;  иные,  окружив  только  что    сдавшего,    неспокойно допрашивали: "Что досталось? Какой билет? Вводные давал?"

    С трудом  протиснувшись  сквозь  эту  экзаменационную  толчею,  Алексей подошел к классу артиллерии. Тут нитями плавал папиросный дым  -  украдкой накурили. Возле двери стояли, переминались, ожидая вызова,  Гребнин,  Луц, Степанов  и  Карапетянц;  солидно  листая  книгу,    Полукаров    сидел    на подоконнике, лицо его изображало ледяное  спокойствие.  Курсант  Степанов, как обычно, тихий, умеренный, с рассеянным лицом, близоруко всматриваясь в Алексея, спросил:

    - Ты готов, Алеша? Может, не ясно что?

    - В баллистике есть темные пятна, Степа. Но думаю - обойдется.

    Говорили,  что  он  добровольно  ушел  в  училище  со    второго    курса философского  факультета,  этот  немного  странный  Степанов.    Во    время самоподготовки сидел он в дальнем углу класса, читал,  записывал,  чертил, порой подолгу глядел в окно отсутствующим взглядом. О чем  он  думал,  что читал, что записывал - никто во взводе не знал  толком.  Лишь  всеми  было замечено, что Степанов не ругался, не курил, и иные над ним  сначала  даже подсмеивались. Однажды Борис - с  целью  разведки  -  протянул  ему  пачку папирос, когда же тот отказался, иронически  спросил:  "Следовательно,  не куришь?" - "Нет". - "И вино не пьешь?" -  "Вино?  Не  знаю".  -  "Отлично! Люблю трезвенников и аскетов. Будешь жить сто лет!"

    В то время когда Алексей разговаривал со Степановым, из класса выскочил Зимин и, прислонясь спиной к двери, провел рукой  по  потному  носу,  весь потрясенный, взъерошенный.

    - Фу-у! Ужас, товарищи!..

    - Ну как? - кинулся к нему Гребнин. - Какой "ужас"?

    - Тихий ужас, Саша! - заторопился Зимин, кося от  волнения  глазами.  - Понимаете, товарищи, первый вопрос - сущность стрельбы -  ответил.  Второй вопрос и задачу - тоже. Третий  -  схема  дальномера.  Минут  двадцать  по матчасти гонял! Спиной к дальномеру - и рассказывай. На память!..

    Со всех сторон посыпались вопросы:

    - Какой билет достался?

    - Сейчас кто отдувается?

    Зимин,  не  успевая  отвечать,  поворачивал  свое  пунцовое    лицо,    с неимоверной быстротой тараторил:

    - Все  спрашивают  по  одному  вопросу,  помимо  билета.  И  комбат,  и Градусов. В общем - экзамен! Ни разу в жизни такого

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту