Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

58

вошел робко, доложил  о себе, и майор пригласил его сесть;  пока  же  он  устраивался  на  краешке кресла, поправляя тяжелый противогаз,  командир  дивизиона  с  откровенным интересом вглядывался в него.

    - Во-первых, Зимин, я, голубчик, прошу  у  вас  извинения  за  то,  что прочитал несколько страниц из вашего дневника, - доброжелательно-вкрадчиво начал Градусов. - Ваш дневник... Собственно говоря, не  будем  говорить  о дневнике...

    Зимин,  краснея,  мигнул,  выгоревшие  ресницы  опустились,  замерли  - мальчишка, обыкновенный мальчишка, с мыслями, видимо, чистыми и  светлыми, как камешки на дне ручья. Он ждал, и,  казалось,  все  его  внимание  было приковано к никелированной крышке чернильницы на столе.  У  Градусова  был сын - с первых же дней войны ушел на фронт, этот спорщик и голубятник,  не раз бил соседям  стекла;  теперь  старший  лейтенант  служил  в  Германии, самостоятельный человек, Игорь...

    - То, что вам мать присылает посылки, - это не беда, - продолжал  майор прежним тоном. - Именно, беды в  этом  нет.  Верно  ведь?  Но  вы  будущий артиллерийский офицер, вы  изучаете  уставы  и  хорошо  понимаете:  ничего лишнего не должно быть в казарме, тем более  продукты.  Представьте  -  мы разведем мышей, мыши разносят заболевания, из-за  невинной  вашей  посылки заболеют люди.

    Градусов невольно сбивался на тот тон, каким обычно взрослые говорят  с детьми; это была крайность, он понимал, но ничего не мог  сейчас  с  собой сделать: внезапно нежная волна подхватила его, понесла -  так  этот  Зимин напоминал золотистыми своими веснушками прежнего Игоря; так же  сидел  тот когда-то на краешке стула, сложив руки на коленях, с  выражением  скрытого нетерпения.

    - Вы любите сладкое? Но не держите его в казарме.  Перенесите  посылку, ну... хотя бы ко мне в кабинет или в каптерку, наконец. Приходите,  берите в столовую, пейте чай с вареньем... Кто вам может это запретить? И офицеры пьют чай с вареньем. - Градусов покряхтел. - Вот все, Зимин. Дневник я вам возвращаю. Прочитал лишь несколько страниц... Зина вам пишет? - спросил он тут же участливо. - Она живет в Москве?

    Зимин кивнул с опущенными ресницами.

    - Ну хорошо, хорошо.  Кстати,  я  вам  советую,  обратите  внимание  на физкультуру. Огнетушитель-то вы выпустили, а? Займитесь боксом  в  секции. Там много фронтовиков из вашего взвода - Дроздов, Брянцев, Дмитриев там... Можете идти.

    Оставшись один, Градусов отпустил крючок  кителя,  устало  прошелся  по своему кабинету из угла в угол; толстый ковер  глушил  шаги,  и  тишина  в кабинете была неприятна Градусову, как одиночество.  Шагая,  он  с  тоской думал, что, пожалуй, в течение всей его службы в училище не было ни одного случая,  чтобы  кто-нибудь  из  курсантов  его  дивизиона  зашел  к    нему поговорить, посоветоваться, выложить душу... И было ему  больно  сознавать это.

    Он любил курсантов ничего не прощающей любовью,  он  научился  скрывать свои чувства, но и люди скрывали свои чувства от него.

          3

    Летний разлив заката затопил крыши, четко обозначив верхушки тополей, и в небе было тихо и светло.

    В такие июньские вечера  покоем,  беззаботным  уютом  охватывает  душу. Тогда хочется сидеть где-нибудь

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту