Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

49

о "германской", за каждую порванную  портянку.  Эти  назидательные  рассказы Куманькова умиляли  всю  батарею,  ибо  были  похожи  один  на  другой  по героическому своему звучанию. В пылу воспитательного восторга он  применял частенько не совсем деликатные  слова  и  всегда  заключал  свои  рассказы стереотипным педагогическим восклицанием: "Вот так-то! В германскую. А  ты обмотку, стало быть, носить, как следовает по уставу, не можешь!"  Однажды Полукаров,  наслушавшись  Куманькова,  добродушно  заметил:  "Чтобы    быть бывалым человеком, не всегда, оказывается, надо понюхать пороху".

    -  Спасибо,  Тихон  Сидорович,  -    поблагодарил    Алексей,    одергивая гимнастерку. - Как раз...

    - Носи на здоровье. Погоди, погоди... Как  же  это  так,  а?  -  сказал Куманьков. - Это что же, старая рана  открылась?  Эхе-хе...  Это  чем  же, миной или снарядом?

    - Пулеметной пулей от "тигра", Тихон Сидорович.

    - Понимаю, понимаю. Из танка, стало быть. Ну иди, иди.  Не  хворай.  Да захаживай, ежели что...

    Уже отойдя на несколько шагов от каптерки, Алексей  услышал  за  спиной знакомый  командный  голос:  "Дневальный,  ко  мне!"  -    и,    изумленный, оглянувшись, сразу же увидел Брянцева.  Он  шел  по  коридору,  позвякивая шпорами, в щегольской суконной гимнастерке - такие в училище носили только офицеры;    узкие    хромовые    сапоги    зеркально      блестели;      новенькая артиллерийская фуражка с  козырьком  слегка  надвинута  на  черные  брови. Озабоченный докладом подошедшего дневального из соседнего  взвода,  он  не заметил Алексея, и тогда тот позвал:

    - Борис!

    - Алешка? Ты? Да неужели?..  -  воскликнул  Борис  и,  не  договорив  с дневальным, со всех ног бросился к нему, стиснул его в крепком объятии.  - Вернулся?..

    - Вернулся!

    - Совсем?

    - Совсем.

    - Слушай, думаю, меня извинишь, что в госпиталь  не  зашел.  Замотался. Поверь - работы по горло!

    - Ладно, ерунда.

    - Ты куда сейчас?

    - В учебный корпус. А ты?

    - Я со взводом: опаздывает  на  артиллерию.  Распорядиться  надо!  Дела старшинские, понимаешь ли...

    Лицо его было довольным, веселым, ослепительной  белизны  подворотничок заметно оттенял загорелую шею, и в глаза бросились новые погоны  его:  две белые полоски буквой Т.

    - Поздравляю с назначением!

    - Ерунда! - Борис засмеялся. - Давай лучше покурим ради такой  встречи. У меня, кстати... - И он извлек пачку дорогих папирос,  небрежным  щелчком раскрыл ее.

    - Это да! - произнес Алексей.

    - Положение  обязывает.  Хозяйственники  снабжают,  -  шутливо  пояснил Борис, закуривая возле открытого окна. - Знаешь, зайдем на минуту на  плац - и вместе в учебный корпус. Идет? Да дневальным тут надо взбучку  дать  - грязь. Не смотрят! У  нас  ведь  как  раз  экзамены.  В  жаркое  время  ты вернулся. А вообще - много изменений. Во-первых, после тебя  помкомвзводом назначили Дроздова и сняли через месяц.

    - Почему сняли?

    - А! За панибратство! - Борис усмехнулся. - Тут майор Градусов  и  взял "за зебры". Зашел на самоподготовку, а там черт  знает!  Луц  спит  мирным образом, Полукаров, задыхаясь,  Дюма  читает,  самого  Дроздова  нет  -  в курилке торчит, и  помвзвода  в  курилке.  Зимин  да  Грачевский  с  двумя

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту