Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

46

размахивали шапками. Пустые машины и автобусы вытянулись  под  тополями  у  тротуаров;  трамваи  без  единого пассажира остановились на перекрестках: городское движение прекратилось, и над всем сразу загудевшим городом -  над  крышами,  над  шумящими  толпами улицами летали, кувыркались белые голуби с красными лентами на хвостах.

    - Победа! Победа!..

    Посреди перекрестка  качали  пожилого  артиллерийского  полковника,  он исчезал в толпе и вновь взлетал над толпой в  своем  развевающемся  плаще, помятая фуражка слетела у него с головы.

    - Герою Советского Союза -  ура-а!  Дяденька-а,  фуражка  у  меня-а!  - визжал  какой-то  мальчишка  в  восторге,  торопливо  надевая  полковничью фуражку на круглую свою голову, отчего оттопыривались уши.

    Тут же пожилая маленькая женщина со сбившейся косынкой, взахлеб  плача, обнимала здоровенного танкиста в шлеме.  Она  прижималась  головой  к  его груди, как в судороге, охватив маленькими  руками  широкую  его  спину,  а танкист потерянно и беспомощно оглядывался, гладил  ее  по  плечу,  говоря охрипло:

    - Ничего, ничего... А может, возвернется...

    - В сорок первом он... -  навзрыд  плакала  женщина.  -  Откуда  ж  ему вернуться...

    - Кончила-ась! Все! Победа-а!..

    Плотные толпы народа валили меж домов к центру города, обтекая стоявшие цепочкой пустые троллейбусы; на крыше одного из  них  появился  человек  и что-то беззвучно закричал, поднимая в  воздух  кепку;  по  толпе  в  ответ прокатилось "ура!".

    Весь город, взбудораженный  как  в  лихорадке,  смеялся,  пел,  плакал, целовался на улицах; иногда, после того как становилось немного  тише,  до Алексея  отчетливо  долетали  отдельные  фразы,  женский  смех,    шуршание множества подошв на тротуарах, и чей-то дрожащий бас по-пьяному выкрикивал под самым забором:

    - Ва-ася! Ва-ася! Это что же, а, Ва-ся, друг! Не  обращай  внимания  на мелочи! Был ты от начала до конца сибиряком - и остался, Ва-ася! Сибирские полки тоже судьбу России решали! И все! Дай я тебя поцелую!

    Выхо-оди-ила на берег Катю-юша,

    На высокий берег, на круто-ой!

    "Победа... Это победа, - повторял про себя Алексей, едва передохнув  от волнения. - А прошло четыре года..."

    На крыльце, на ступеньках, на перилах - половина  госпиталя;  здесь  же сестры и врачи в белых халатах; лежачих  поддерживали  выздоравливающие  и нянечки. Все смотрели на улицы. Валя стояла бледная, прямая, засунув  руки в карманы. Вокруг шли разговоры:

    - По всей стране такое, а? А что в Москве сейчас творится!

    - Война кончилась, это понять!..

    - И слез, брат, сегодня, и радости!

    Внезапно соседний  голубятник  вскарабкался  на  госпитальный  забор  и отчаянно закричал оттуда ломким голосом:

    - Товарищи раненые, выходите на улицу! Товарищи раненые...

    - Эй, парняга! - крикнул Сизов. - Нос конопатый! Слезай к нам!

    В это время с треском распахнулась  калитка,  и  во  двор  вбежали  два курсанта в новеньких, сияющих  орденами  гимнастерках  -  и  Алексей  даже засмеялся  от  счастья.  Это  были  Дроздов  и  Гребнин;    спотыкаясь    от поспешности, они побежали по двору, и он одним  прыжком  перемахнул  через ступени крыльца - навстречу им.

    - Толька! Сашка!..

    Они не могли

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту