Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

43

- Да ладно, в следующий раз. -  Он  вынул  из  кармана  какую-то  бумажку, грозно скомандовал: - Сидеть смирно! Слушай приказ дежурного  по  батарее. Привет от Бориса, от Зимина, Луца, Кима Карапетянца, Степанова, Полукарова и прочих, и прочих... список огромный, заплетается язык. Короче - от  всей братии.  Заочно  жмут  твою  лапу,  так  и  ведено  передать!  Особенно  и категорически настаивал на привете помстаршина Куманьков. "Я, - заявил он, - завсегда почитаю геройство". Молчать! У меня здесь все записано. Топором не вырубишь! Жди три свистка под окном лунной ночью и открывай окно...

    - Ладно! Идите, понимаю. Передавайте привет ребятам! - Алексей поднялся первым и, стискивая им руки, спросил: - А что Борис не пришел? Что он?

    Дроздов отвернулся, стал рассматривать трещинки на стене.

    - У меня с ним в последнее время отношения не особенно... Ты не  знаешь - ведь он теперь старшина дивизиона.

    - Его назначили старшиной? Вот этого я действительно не знал!

    - Не будем копаться  в  мелочах.  Ей-богу,  все  -  детали,  -  заметил Гребнин, явно уходя от этого разговора. - Человек,  естественно,  пошел  в гору. В общем, придешь - увидишь. Ну, ждем.

    В палате стало пустынно  и  тихо;  за  дверью  удалялось  по  коридору, затихло треньканье шпор, и лишь несколько минут спустя откуда-то снизу, из парка, донеслось:

    - Але-еша-а!

    Натыкаясь от поспешности на  стулья,  Алексей  бросился  к  окну.  Там, внизу, возле госпитальных ворот, стояли товарищи и махали шапками.

    - Але-еша! Привет от лейтенанта Чернецова! Забы-ыли!

    Затем он увидел, как они надели шапки,  зашагали  по  тротуару,  а  под тополями раздробленными зеркалами вспыхивали на  солнце  апрельские  лужи, лоснился, блестел мокрый асфальт, шел от него парок, и везде двигались уже по-весеннему одетые толпы гуляющих на улице.

    "Нет, - подумал он растроганно, - я жить без них не могу!"

    Перед вечером в палату вошла Глафира Семеновна, зажгла свет, спросила:

    - Один лежишь? Это кто же был такой - маленький,  а  горластый,  больше всех тут говорил? Такой попадет в палату - все вверх дном перевернет. Ну и говорун!..

    - Это Саша Гребнин, разведчик, - ответил Алексей, засовывая  под  мышку градусник. - Температура нормальная. Замечательный парень, тетя Глаша.

    - Ты меня, вояка  дорогой,  не  успокаивай.  "Нормальная!"  Залазь  под одеяло. Тут еще бы цельный полк пришел.  С  барабанами.  А  это  кто  ж  - высокий, русый такой?

    - Это Толя Дроздов. В одном полку служили.

    - Все вы - молодежь, - сказала со вздохом Глафира Семеновна. - Не  было бы этой проклятой войны - сидели бы себе дома да с девчатами гуляли. Самые лучшие годы. Не вернешь.

    - Все впереди, тетя Глаша, - задумчиво ответил Алексей.

    - Верно-то верно... да не совсем.

    А палата была полна светлых сумерек, и за черными сучьями тополей текла по западу розовая река заката, на середине ее  течения  уже  робко,  тепло переливалась  первая,  нежнейшая,  зеленая  звезда.  Над  парком  огромным семейством опускались, устраивались на ночлег грачи,  неугомонно  кричали, кучками темнея на деревьях.

          9

    Поздним вечером Алексей вышел в  госпитальный  парк  и,  закутавшись  в халат, долго смотрел через

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту