Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

35

простыню, подушку под головой: спать, спать, закрыть глаза - и спать! Стуча  зубами, он накинул поверх одеяла шинель, пытаясь  согреться  так.  Но  как  только тепло  охватило  его,  сразу    представилось:    медсанбатская    машина    в слепяще-снежной степи, и человек без  сапог  зигзагами  бежит,  скачет  по сугробам, спотыкаясь и падая; а человека догоняет  маленькая  медсестра  с испуганным лицом. Что это такое? Ах да, не мог никак вспомнить! Это комбат Бирюков, заболевший тифом, в бреду выскочил из  машины  и  кинулся  искать батарею...

    Потом ему захотелось вспомнить что-нибудь хорошее, ясное,  чистое,  что недавно с кем-то случилось... Где? Что случилось? Когда случилось?

    ...Да, тогда они вдвоем шли по переулку, холодная заря  давно  догорала за крышами, сосульки розовели на карнизах, а в парке  уже  зажегся  огнями госпиталь, разом вспыхнул всеми окнами, будто выплыл из-под  земли,  из-за оснеженных деревьев в ранние мартовский сумерки.

    Тогда  Алексей  был  в  высушенной,  отутюженной  шинели,  на    сапогах потренькивали  новенькие  шпоры,  и  он  немного  смущался    их    бодрого, легкомысленного звона; видел,  как  Валя  шла,  губами  касаясь,  наверно, теплого, нагретого дыханием воротника, и молчала, чуть подняв брови.

    - Что? - спросила она и остановилась. - Что вы хотите спросить?

    - Не знаю, - без уверенности ответил он. - Только я сегодня  устал,  ну просто очень устал. И вдруг вспомнил, что вы  живете  в  этом  городе.  И, знаете. Валя, подумал; это очень хорошо, что вы живете в этом городе...

    - В этом городе вы больше никого не знаете, - сказала  она  и,  отогнув воротник от губ, спросила: - Как вы  нашли  меня?  И  как  узнали,  что  я работаю в госпитале?

    - Это было легко.

    Начал сеяться редкий нежный снежок. Валя  на  ходу  поймала  звездчатую снежинку, сказала:

    -  Какой  мягкий  мартовский    снег!    -    И    казалось,    без    всякой последовательности  добавила:  -  Я  ведь  знаю,  за  что  вы  попали    на гауптвахту.

    Они остановились. Валя подняла глаза, осторожно сделала шаг  к  Алексею и, не говоря ни слова, смотрела ему в лицо, положив руку на его ремень.

    Их разделял только падающий снег.

    Он повторил, стараясь не двигаться:

    - Валя, хорошо, что вы в этом городе...

    Она отняла руку, подошла к крайнему крыльцу, слепила на перилах снежок, сказала весело:

    - Он уже весной пахнет! Чувствуете? - И неожиданно спросила: - Попадете в тот фонарь? Вон, на углу, видите?

    Она бросила снежок, смеясь, и этот смех почему-то напомнил ему знойный, горячий пляж, мягкий шелест волны, белые теневые зонтики  на  песке  -  то милое довоенное прошлое, что было полузабыто.

    - Эх вы! Хотите, научу вас меткости? - шутливо предложил Алексей и тоже слепил снежок.

    - Вы  хвастун?  Ну-ка,  покажите  свои  способности!  Вы,  конечно  же, снайпер, согласна!..

    - Ну хорошо, смотрите!

    Он размахнулся - и снежок не влип в столб фонаря, а пролетел  мимо.  Но от сильного размаха Алексея кольнула резкая боль в  груди,  там,  где  все время болело после тактических  занятий,  и  сейчас  же  солоноватый  вкус появился во рту.

    - Валя, подождите, - проговорил он,  отошел  в  сторону  и  сплюнул.  И тотчас ясно увидел

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту