Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

33

дыхание  людей,    их полунасмешливые возгласы; никто еще до конца не понимал, почему он взял  у Копылова этот час занятий.

    Алексей Дмитриев, Степанов и Зимин  шли  скорым  шагом,  почти  бежали. Связь разматывалась. Тоненькая фигурка Зимина была  наклонена  вперед,  он спотыкался, преодолевая тяжесть катушки. Дмитриев хрипло повторял команду:

    - Вперед! Вперед!..

    Шинели, обмерзшие на морозе, стояли колом, на них застыла  корка  льда, мешающая движению.

    Догнав Дмитриева, капитан спросил:

    - Сколько вы двигаетесь?

    - Пять минут.

    Капитан быстро взглянул вперед. Из-за дальних холмов синеватой  стрелой выносилось шоссе, редко обсаженное тополями. Там, взвихривая снежную пыль, мчались машины. Белая насыпь возле шоссе;  опушенные  ветви  кустов  около голубой впадины оврага.

    - Какое расстояние до шоссе? Определите!

    - Около двух километров.

    - За десять минут уложитесь?

    - Думаю, да.

    - Отставить "думаю". Говорите точно.

    - Да, уложусь. Бего-ом марш! - крикнул Дмитриев связистам.

    - Отставить! - громко, чтобы слышали все, скомандовал капитан. -  Снять шинели!

    Дмитриев, удивленный, повернулся к нему.

    - Командиру взвода и связистам  -  снять  шинели!  -  властно  повторил капитан. - Делают это так. Быстро! И не задумываясь!..

    Он снял шинель, кинул ее в сторону, под скат сугроба.

    - У нас осталось десять минут, вашего сигнала ждут на прежнем НП! Танки противника видны отсюда. Они в трехстах метрах от шоссе. Решайте!

    Дмитриев и Степанов первые сбросили шинели;  Зимин,  вытаращив  на  них глаза, суетливо скидывал с плеча  лямку  катушки,  торопясь,  непослушными пальцами отстегивал крючки. Взвод смотрел на них в молчании.

    - За мной бегом марш! - махнул  рукой  капитан  и  бросился  вперед,  к видневшемуся меж тополей шоссе.

    Он пробежал  метров  пятьдесят-шестьдесят,  зная,  что  за  ним  должны двигаться Дмитриев, Зимин и Степанов. С ожиданием оглянулся  и,  зажигаясь волнением, увидел, что за ним возбужденно, россыпью  бежали  люди  -  весь взвод, и он с уже знакомым чувством радостной боли и азарта  опять  махнул рукой, крикнул в полный голос:

    - Вперед! Вперед!

    Ветер колючим холодом резал, корябал лицо, но тело от быстрого движения наливалось жизнью, и тут  Мельниченко  услышал  смех.  Он  не  ошибся:  он услышал за спиной прыскающий смех Гребнина:

    - Миша!.. Ей-богу, умру... Ха-ха, ты похож на верблюда,  который  бежит по колючкам! Посмотри, Ким, Мишка  бежит  вприпрыжку.  Фу!  Даже  в  рифму вышло!

    Шоссе было в двухстах метрах, и Мельниченко уже ясно видел мчавшиеся по нему машины, гладкий седой асфальт, холм у  шоссе,  голубую  щель  оврага, которая заметно приближалась, а  снег,  покрытый  коркой  льда,  зеркально мелькал под ногами, вспыхивая отраженным солнцем.

    - Вперед!

    Он бежал не оглядываясь, но теперь  понимая,  что  брошенная  им  искра возбуждения не потухла, а горела, точно раздуваемая этим общим  движением, этим вторым дыханием, о котором он думал, этим знакомым  чувством  порыва, сумевшим подчинить ему людей,  увлечь  за  собой  в  состоянии  предельной усталости.

    Капитан добежал до оврага, лишь здесь перевел дух.

    - Сто-ой!

    К нему, окутанные паром, подбегали

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту