Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

31

в тяжкие минуты не жалел, не щадил,  а  потом  с  фронта  письма  присылали, благодарили! Никого по головке не гладил, а в каждом письме  после  первых слов - "спасибо". Именно спасибо!

    Опершись, Градусов с кряхтеньем встал из-за стола.

    Был он плотен, широк, с  короткой  сильной  шеей  -  о  таких  говорят: "крепко сшит", - и если бы не живот, слегка оттопыривающий отлично  сшитый китель, фигуру его можно было бы назвать красивой той немолодой  красотой, которая отличает пожилых военных.

    - Мы должны приучать людей, капитан,  к  строгому  выполнению  приказа. Занятия - это то же выполнение приказа. Вот так,  товарищ  капитан!  -  Он отогнул рукав кителя, взглянул на часы, игрушечно маленькие на его широком запястье, покрытом золотистыми  волосами.  -  Ровно  через  час  поднимите взвод! Без всяких колебаний! Кстати, я сам буду на занятиях. Вы свободны.

    Взвод  был  построен  на  бугре,  в  двух  километрах  от  города,  где начиналась степь - по ней волнами ходила поземка,  вокруг  шелестел  снег, завиваясь вихорьками.

    У  преподавателя  тактики,  полковника  Копылова,  на  морозе    заметно индевели стекла очков.

    Курсанты - с  катушками  связи,  буссолями,  стереотрубой,  лопатами  - стояли, переминались в строю; непросохшие шинели влажно топорщились;  лица заспаны, бледны, помяты; иногда  кто-нибудь,  сдерживая  судорогу  зевоты, кусая губы, глядел в синее пустынное небо, вздрагивал;  у  иных  на  лицах выражалось рассеянное любопытство к  усталости  своих  мускулов:  курсанты поднимали плечи, сжимали в кулак и разжимали пальцы.  На  левом  фланге  у Вити Зимина то и дело клонилась голова,  и  когда  Копылов  сказал:  "Наша пехота прошла первые рубежи", - Зимин, клюнув остреньким  носом,  будто  в знак согласия, встрепенулся и, широко раскрыв глаза, глянул на  полковника Копылова недоуменно.

    Из блистающих под солнцем далей  донесся  гудок  паровоза.  Послышались голоса:

    - А танкисты далеко уже...

    - Я что-то никак не согреюсь. Шинель - кол!..

    - Люблю занятия в поле в этакую благодать!  Особенно,  когда  шинелишка сухая. Веселее как-то...

    Засмеялись.

    В задних рядах курсанты топали ногами, терли уши.

    - Закаляют нас.

    - Товарищи курсанты, разговоры прекратить!

    Лейтенант Чернецов, дыша паром, опустил глаза.

    В снежной дали, над застывшей до  горизонта  морозной  степью,  возник, пополз лиловый дымок паровоза. Все смотрели в ту сторону.

    - Товарищи, товарищи, прошу внимания! - Копылов  снял  очки,  покашлял, подул на стекла.

    С нахмуренным, малиновым от холода  лицом  Градусов  подошел  к  строю, сурово, цепким взглядом провел по взводу.

    - Товарищи курсанты,  надо  слушать  преподавателя,  а  не  глядеть  по сторонам!

    "Хмурьтесь, майор, хмурьтесь сколько угодно, - думал Мельниченко. -  Но вряд ли ваши команды сейчас помогут". Это  равнодушное  внимание  передних рядов  и  эти  невеселые  остроты  левофланговых  безошибочно  показывали: курсанты понимают, что сегодняшнее занятие по тактике - не занятие,  нужно попросту два часа в мокрых шинелях пробыть в поле на морозе,  ибо  офицеры выполняют расписание.

    Но так или иначе приказ  идти  в  поле  был  отдан,  и  теперь  его  не отменишь.

    -

 
Вступить в сро изыскателей uu-pravo.ru.

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту