Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

30

как голову медленно обволакивает теплая глухота  сна.  Капитан потер выступившую щетину на щеках, вызвал дежурного.

    - Объявите батарее отбой! Преподаватель тактики в училище?

    - Никак нет, еще не приходил.

    - Батарею поднимать только по моему приказу. Шинели - в сушилку.

    Капитан поднялся на третий этаж, к командиру дивизиона.

    Положив жилистые руки на подлокотники кресла, Градусов  читал  какую-то бумагу. Он был в очках,  китель  расстегнут  на  верхнюю  пуговицу  -  это придавало ему домашний вид. Увидев  капитана,  майор  застегнул  пуговицу, снял  очки  и  сунул  их  в  футляр.    Он    стеснялся    своей    старческой дальнозоркости.

    - Садитесь, - указал на кресло, и губы его чуть  поползли,  готовясь  к улыбке. - Слушаю вас.

    - Я хотел поговорить с вами, товарищ майор, - начал капитан.  -  Думаю, что занятия по тактике первого взвода...

    - Знаю, знаю, - перебил Градусов, и скупая улыбка осветила крепкое  его лицо. - Люди вымотались на заносах, так? Вот тоже просматриваю расписание.

    Белки его глаз были красноваты  после  бессонной  ночи:  час  назад  он вернулся в училище, усталость чувствовалась в том, как  он  сидел,  в  его взгляде, в движениях его крупного тела, его рук.

    Он снова улыбнулся, размышляюще побарабанил пальцами по столу.

    - Все это верно, люди устали, - повторил он, мягко глядя на капитана. - Курите! - Придвинул раскрытый портсигар, взял  папиросу,  но  не  закурил, помял ее и аккуратно положил на прежнее место, шумно вздохнул и  продолжал ровным голосом: - Но  меня  вот  какой  вопрос  интересует,  капитан.  Что подумают сами курсанты, когда поймут, из-за чего  мы  отменили  занятия  в поле? Положим, вот вы  -  строевой  офицер,  ваши  люди  всю  ночь  копали орудийные позиции, устали, а утром  вступать  в  бой.  Как  вы  поступите? Курите, курите... Не обращайте на меня внимания. Я ведь мало  курю.  -  Он потер ладонью грудь.

    "Старик думает и выигрывает время. У него еще нет решения",  -  подумал Мельниченко.

    - Товарищ  майор,  все,  что  было  на  фронте,  переносить  в  училище рискованно, - заговорил он и, кивнув, отодвинул портсигар.  -  Спасибо,  я только что курил. Вы же не будете устраивать артиллерийский налет  боевыми снарядами, чтобы научить людей быстрей окапываться  или  лежать  часами  в снегу. Я говорю о простом. Люди вымокли, вымотались на заносах, и  занятия в поле не принесут нужной пользы. Отдых,  хотя  бы  короткий,  -  вот  что нужно.

    Градусов с ласковой снисходительностью развел руки над столом.

    - В данную минуту вы рассуждаете, простите,  не  как  военный  человек. Существует, голубчик, великое правило: "Тяжело в  ученье,  легко  в  бою". Золотое, проверенное жизнью  правило.  Н-да!  Не  для  парада  ведь  людей готовим, голубчик. И вы-то должны это знать прекрасно!

    - Есть  разница  между  необходимостью  и  возможностью,  -  проговорил Мельниченко и поднялся. - Какое ваше решение, товарищ майор?

    Градусов опять побарабанил пальцами по столу.

    - Да, капитан, есть разница! Вчера первый взвод прекрасно показал себя: в самую тяжкую минуту этот... из студентов, Полукаров... бросил товарищей, ушел греться, трудно ему стало! Были и у  меня  такие,  как  Полукаров,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту