Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

29

через порог; желтый  свет  лампы упал на его большелобое лицо; тонкие губы поджаты - и  лицо,  и  губы  эти ничего не выражали, и только по слегка  вдавившимся  его  ноздрям  капитан понял, что Полукаров готов что-то сказать; с этим он, очевидно, шел  сюда. И Мельниченко проговорил первым:

    - Слушаю вас, Полукаров.

    Полукаров  посмотрел  капитану  в  лицо,  и  в  глазах  его    появилось намеренное равнодушие. Он сказал:

    - Я знаю, вы должны наказать меня. Наряд, гауптвахта? Я готов. Мне  все равно.

    В тишине было слышно: порыв ветра с гулом ударил по крыше.

    - Не верю, что вам так хочется попасть на  гауптвахту,  -  сухо  сказал Мельниченко и припустил огня в лампе.  -  Не  верю,  что  вам,  болезненно самолюбивому человеку, все равно, что подумают о вас другие!

    Полукаров ответил безразлично:

    - Товарищ капитан, я превосходно понимаю, что  совершил,  так  сказать, неэтичный поступок.

    - Но почему вы его совершили?

    Полукаров пошевелил своими покатыми медвежьими плечами.

    - Может быть, я не герой, товарищ капитан...

    - Вы плохой артист, Полукаров! Идя ко мне, вы плохо выучили роль!  -  с подчеркнутой неприязнью перебил Мельниченко. -  Вы  говорите  так,  словно жизнь ударила вас когда-то и разочаровала. Сколько вам лет?

    - Двадцать один, товарищ капитан.

    - Когда же вы успели набраться этого скепсиса по отношению к себе  и  к людям?

    - Разрешите не отвечать, товарищ капитан? -  тихо  и  выжидающе  сказал Полукаров, и большелобое лицо его отклонилось в тень.

    - Можете не отвечать. Я вас больше не задерживаю. Идите.

    Полукаров стоял не двигаясь.

    - Кто меня будет арестовывать? - спросил он бесстрастно.

    - Нет, арестовывать я вас не буду. Я хотел это  сделать,  но  раздумал. Ведь вы не герой. Зачем вас унижать? Вы и сами  себя  унизили.  Вы  хотите красиво пострадать, а вызываете  к  себе  жалость!  Нет,  я  не  буду  вас арестовывать. Можете идти.

    Полукаров вышел.

          6

    Путь был расчищен к утру.

    Капитан  Мельниченко  вел  батарею  в  училище  и  видел,    как    вяло, пошатываясь в дреме, идут курсанты, как часто  меняет  ногу  колонна,  как растягиваются левофланговые, - буранная ночь вымотала людей вконец.

    В столовой сели без  обычного  шума;  одни  обессиленно  привалились  к столам и сейчас же заснули; у иных клонились  головы,  ложки  выпадали  из рук.

    С серым от усталости лицом Мельниченко ушел  в  канцелярию  просмотреть расписание. Последние часы в первом взводе -  тактические  занятия,  выбор наблюдательного пункта на местности; в  остальных  взводах  -  артиллерия, топография: занятия по классам. Капитан посмотрел в  окно  и  прижмурился. Утро после буранной ночи было ослепительно солнечным, жестоко морозным. Но дымы не  поднимались  из  труб  вертикально  в  сияющее  ледяное  небо,  а стлались, сизые тени их ползли по белизне крыш, по свежим сугробам. Стволы орудий плотно обросли инеем, поседели. Возле орудий ходил  часовой,  из-за поднятого воротника тулупа, из густого инея вырывался пар.  Было  двадцать градусов ниже нуля.

    Капитан, щурясь, смотрел на белые до рези  в  глазах  сугробы,  на  пар дыхания, тающий над  головой  часового,  на  слепящее  косматое  солнце  и чувствовал,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту