Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

25

его каблуком.

    - На фронт никого из нас не отпустят, - ответил Алексей. - Это я  понял давно. Как только прибыли сюда.

    Кто-то, притопывая на снегу, проговорил за спиной раздраженным голосом:

    - Арктика! Насквозь продувает труба!

    Ссутулившийся Полукаров, подняв  воротник  шинели,  остервенело  хлопал себя рукавицами по бокам.

    - Арктика, говоришь? - усмехнулся Борис. - Холодно  было  не  здесь.  А впрочем, задачи в теплом классе легче решать.

    - Расскажешь фронтовой эпизод? К  дьяволу  с  нотациями!  -  огрызнулся Полукаров, подпрыгивая. - Чего  ждем?  Вот  бестолковщина!  Остановили  на холоде, и стой как осел. Вот тебе,  брат,  ди-сци-пли-на:  приказали  -  и стой, хлопай ушами.

    Издали донеслась команда:

    - Ма-арш...

    Это был участок железнодорожного полотна, занесенный снегом от  станции до разъезда.

    Пути проходили по котловине.

    На буграх в снежном круговороте носилась метель,  всю  котловину  будто обволакивало густым дымом, ветер не давал никакой возможности работать.

    Алексей бросал лопату за лопатой, с тягостным нетерпением ожидая, когда острие стукнется  о  рельсы,  работал  автоматически,  не  разгибаясь.  От беспрерывных движений заболела поясница; ремень стягивал намокшую, тяжелую шинель, затруднял движения, уши шапки были давно спущены, но снег  набился к щекам, таял, влажные ворсинки корябали щеки. Алексей был весь мокрый  от пота; гимнастерка прилипла к груди; иногда, выпрямляясь, он ощущал  спиной холодные знобящие струйки от  растаявшего  за  воротником  снега.  Сколько прошло времени? Два часа? А может быть, три? Почему не объявляют  перерыв? Или забыли о перерыве?

    - Товарищи курсанты, - понеслось по котловине, -  отдыхать  по  одному! Работу не прекращать!

    - Легко командовать, - часто дыша, выговорил Полукаров и, обессиленный, сел в сугроб. - Стоит, понимаешь, и командует, а ты как лошадь... Перекур!

    - Что, выдохся, товарищ студент? - вежливо спросил  Луц.  -  А  ну  иди покури. Такой богатырь - и устал! Где твоя сила Портоса?

    - Не язви, Микула Селянинович! - со злостью огрызнулся Полукаров. -  От твоих острот тошнит!..

    - Понятно, - вонзая лопату в снег, скромно согласился Луц. - Ему  жалко свое здоровье, - и, вытирая мокрое лицо, закричал в  ветер:  -  Саша!  Как дышишь?

    - А-а!. Ава! - ответил Саша сквозь буран непонятное.

    - Привет от Жени Полукарова! - снова закричал Луц. - Он жив  и  здоров! Того и тебе желает!

    - Цыц, остряк-самоучка! - рокотнул Полукаров.

    Алексей выпрямился, задыхаясь,  рывком  сбросил  ремень,  сунул  его  в карман, расстегнул шинель: так просторней было и легче работать. Но  ветер сейчас же подхватил мокрые полы шинели, неистово заполоскал  ими,  ледяной холод остро ожег колени, грудь; снег облепил влажную от  пота  гимнастерку леденящим пластырем.

    - Помкомвзво-ода!

    Он обернулся. Сквозь проносившееся облако снега  увидел  в  двух  шагах худенькую фигурку Зимина - от порывов ветра тот покачивался, как  тополек, руками загораживал лицо.

    - Не могу! - сказал он и привалился к сугробу.

    - Что, Витя? - крикнул Алексей.

    - Полукаров ушел, Луц курит. Только Саша и Борис  работают,  -  выдавил Зимин. - А снег... а снег... Надо быстро его, без

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту